14 марта с 2010 года в нашей стране отмечают День Православной книги. Невозможно представить нашу жизнь без книг. И очень трудно представить нам человека, который совсем не читал бы книг. Зайдите сейчас в любой дом, библиотеку, книжный магазин и вы увидите тысячи книг: красивых, ярких, умных, интересных. Но так было не всегда. В древние времена книги были большой редкостью.
Печатные книги возникли не сразу.
Писец переписывал каждую фразу,
Глаза уставали, дрожала рука,
И так продолжалось века и века.
В старину люди ценили книги. Они стоили очень дорого, так как писались от руки, медленно. На изготовление одной книги уходило 5-10 лет. Писец должен был обладать красивым почерком. Каждая буква часто даже не писалась, а рисовалась. Использовал он не шариковую ручку, а гусиное перо, кисточку и острую палочку. Книги в древности писались на папирусе, бересте, шёлке или пергаменте – тонкой телячьей коже.
Без людей, без друзей в одиночку
Он на строчку нанизывал строчку.
Перепишет всего пару книг
И глядишь – уже дряхлый старик.
Переписанные листы украшались рисунками, одевались в переплёты из деревянных досок обтянутых кожей. На переплётах делалось тиснение. На обложке помещали драгоценные камни, золотые или серебряные застежки. На Руси в старину говорили: «Книжное слово в жемчугах ходит». Книги в те далёкие времена стоили очень больших денег. Одну книгу можно было обменять на табун коней, стадо коров, на собольи шкуры.
Велика была потребность в книгах на Руси. В больших городах и удалённых от Москвы на сотни и тысячи вёрст новых землях, понадобились книги – узнавать законы, проводить службу в церкви, вести переписку, учить детей грамоте.
С Востока и Запада, с Севера и Юга скачут в Москву гонцы за книгами, да где их взять? Скрипит переписчик гусиным перышком, торопится, делает ошибки, пропуски, а всё равно мало успевает.
Царь Иван Грозный, гневно говорил: «Писцы пишут с неисправленных переводов, а написав, не правят же, ошибка к ошибке прибывает…» Москва строго-настрого указывала ближним и дальним землям, чтоб неисправных книг не продавать, не покупать, в церковь не вносить и по ним не петь.
Стали создавать артели переписчиков. Дело пошло намного быстрее, но рукописных книг все равно не хватало. И решил тогда Иван Грозный завести в Москве Печатную избу. Новое и трудное дело поручили Ивану Федорову. Никто не удивился этому выбору.
Родился Иван Федоров в 1510 году. С юных дней посвятил он себя книгам. Трудно было отыскать в кремлёвских храмах и теремах сочинение, которое бы он не знал. Митрополит Макарий, проведший долгую жизнь среди книг, художников и писцов, видел, что дьякон Иван Федоров был одарён большим умом и мудростью. Отличал его Макарий более всех, и царю Ивану Грозному о нём говорили, что Иван Федоров способен, разумен и смышлён. В народе про него так и говорили, что такого умельца и в чужих землях не сыскать.
Руки у Ивана Фёдорова были быстрые, сильные, проворные. За что ни возьмётся – всё у него получается. Писал Фёдоров быстро и красиво – самых лучших писцов брала зависть. Мог Иван любую букву затейливо начертать на бумаге, резал на досках изображение – гравюры. Пристрастился из Кремля ходить на Пушечный Двор и научился там литейному делу… Словом не было работы, которую бы не сумел и не смог бы сделать Иван Фёдоров.
Долгой зимней ночью зажжёт Иван светильник – лампаду, очинит гусиное перо, положит перед собою книгу и начнёт её переписывать. Гудит метель в маленькое слюдяное окно, ветер поёт в печной трубе, а Иван Фёдоров выводит букву за буквой, тщательно рисует узоры, читает и перечитывает слова. От строчки к строчке бежит рука – нелёгкая работа, зато книга получается на славу. Не жаль бессонных ночей, а жаль тех, кто книг не имеет.
Сколько книг мог переписать труженик за свою жизнь – десять, двадцать? В душе Ивана зародилась мысль о печатных книгах. Потому и так горячо откликнулся он на просьбу царя открыть печатное дело в Москве.
Много лет ждал Иван этого дня. О нем мечтал, когда при свете лучины срисовывал долгими зимними ночами затейливые буквы со старых рукописных книг. Неужели одна печатня сотни писцов заменит? И он, Иван Федоров, за один день сделает то, чего не смогут переписчики книг за всю осень и долгую зиму?
С душой взялся за дело Иван. Он резал доски для гравюр-рисунков, отливал литеры-буквы, шрифты из металла, мастерил из дерева печатный станок. Он был самого простого устройства – давило да выдвижная доска, на которой помещалась рама с набранным текстом. Когда нажимали на рычаг, то давило опускалось на раму с набором, покрытым краской. На влажной бумаге, проложенной между давилом и набором, получался оттиск – отпечатанная страница. Много труда ушло и на изготовление разнообразнейших заставок, рисунков.
Ивану Грозному очень не терпелось получить в руки первую печатную книгу. И он «не жалея давал от своих царских сокровищ делателям …. Ивану Федорову да Петру Тимофеевичу Мстиславцу на устройство печатного дела и на их обеспечения до тех пор, пока дело их не пришло к завершению». Года не прошло, как напечатали первую русскую книгу «Апостол», куда входили рассказы о деяниях апостолов и тексты их посланий. Тираж её составил, по самым скромным оценкам, 600 экземпляров. Случилось это событие 14 марта в 1564 году. Этот год считается началом московского, да и всего русского книгопечатания.
Год спустя Фёдоров со своими соратниками выпускает в свет новую книгу. Это был сборник ежедневных молитв «Часовник». Так на Руси впервые появилась книга небольшого формата, для частного пользования.
Неспокойно было в то время в Москве. Простой люд волновался, терпя притеснения со всех сторон. Работа Федорова не радовала писцов-подьячих, которые зарабатывали себе деньги на хлеб перепиской книг.
Когда был жив митрополит Макарий, лукавые подьячие помалкивали, зная, что Макарий не даст в обиду Ивана Федорова. А как умер Макарий, так и пошли гулять слухи, что Печатная изба – дело «недоброе».
Недруги давно бы к Печатне подобрались, да боязно им было – царь на расправу скор. А тут случилось, что царь повздорил с боярами и уехал из Москвы в Александрову слободу.
Стараясь не обращать внимание на то, что творилось в Москве, Иван Федоров продолжал свое дело, торопился. Когда напечатали «Часовник» мастер даже поцеловал книгу и сказал: «Думал, не успеем закончить…»
Если «Апостол» выпускали год, то на «Часовник» ушло всего два месяца. По «Часовнику» учили тогда детей грамоте: буквари были только рукописными и достать их, купить, было почти невозможно.
Но в сердце мастера жила тревога. Не знали Фёдоров и его сподвижники, когда и откуда ждать беды. По Москве ходили сухи о разбоях, поджогах, боярской измене… На Никольской улице истошно кричал кто-то ночью, что Печатный двор давно пора спалить, а печатников отдать воронам на съедение. Куда жаловаться? Да и кому? До царя далеко, а до врагов близко.
Помощники Ивана Федорова волновались. Да и было из-за чего! За новое дело боялись больше, чем за собственную жизнь – ведь если погибнут литеры-буквы, то прощай Печатня, ни одной страницы, ни одной строки не наберёшь…
И решил Иван Фёдоров вместе с малолетним сыном и с Петром Мстиславцем ехать в Литву, где жило много русских, украинцев, белорусов – все они нуждались в «книжном свете». Там и спокойнее, и дело можно лучше наладить.
В путь собирались тщательно. Уложили литеры-буквы, резные доски, краски и всё, что для дела необходимо.
На рассвете обошёл Иван Фёдоров Кремль, постоял на Печатном дворе, простился с ним, как с родным домом. Не мог знать Первопечатник, что видит кремлёвские соборы, да и Москву-реку в последний раз.
На чужбине Фёдорова встретили хорошо. Слава о золотых руках мастера-друкаря докатилась из Московии до Литвы. Ивана здесь начали уважительно именовать, помня о его московских печатных делах, Иваном Москвитиным.
Печатню же местные люди называли друкарней. И стал Иван Фёдоров Печатник – Иваном Друкарём Москвитиным.
Печатников из Московии приютил гетман Григорий Ходкевич, решивший в своём имении Заблудово основать печатню.
Иван постепенно успокоился и охотно показывал книги, привезённые из Москвы. Григорий Ходкевич понимал, что Иван — великий мастер. Но вскоре у гетмана дела пошли плохо, и пришлось ему закрыть печатню, так как она требовала больших расходов.
И снова пришлось Фёдорову складывать свой домашний скарб и типографское имущество и отправляться в дорогу, в богатый и славный город Львов.
Словно милостыню вымаливал Иван Фёдоров деньги у горожан на печатню: богатые отказали, бедняки поддержали. И на собранные деньги заводит Москвитин-мастер печатню во Львове в 1574 году. С этого года началось украинское печатание.
В городе Львове, Федоров печатает и первый русский букварь. Назывался он «Граматикия». В 1578 году он издаёт книгу «ради скорого младенческого научения», которая называлась «Букварь». Книга получилась на славу. Тщательно писал-рисовал Иван буквы, находил упражнения, примеры, чтобы дети учились не только буквам и цифрам, но и добрым делам, хорошим мыслям. И в самом её конце мудрый автор поместил обращение к «любимому русскому народу», советуя всем учить детей грамоте. Так родился наш первый печатный учебник – Азбука, Букварь.
Нелегко жилось Фёдорову во Львове, и он был рад, когда князь Константин Острожский решил в родовом замке завести печатню. Быстро собрал Иван типографские пожитки и перебрался в Острог продолжать своё печатное дело.
Многое удалось сделать Ивану Фёдорову в Остроге. Здесь же Фёдоров печатает первый русский календарь из скромных листочков, на которых были напечатаны стихи, посвященные каждому месяцу.
Месяцы были обозначены в календаре на трёх языках, помечены были и даты, которые представлялись наиболее важными. Случилось это рождение календаря почти 435 лет назад, 5 мая 1581 года. От этого дня и ведут начало наши печатные календари.
Многое удалось сделать в жизни Ивану Федорову. Но, пожалуй, из всех его дел наибольший успех выпал на долю изданной им книги, которую называют Острожской «Библией». Она – самая знаменитая среди других первопечатных славянских книг. Лучшие библиотеки мира гордятся ею и ныне, как чудом печатного искусства.
В неё первопечатник вложил всё своё умение и мастерство. Всем хороша была эта книга, и шрифтами, и заставками, и концовками, и разнообразными орнаментами-узорами… Один иноземный книжник, посмотрев Острожскую «Библию», воскликнул в восторге, что за лист этой книги он бы отдал всю Англию!
Часть книг из Острога была послана в Москву. Иван Грозный, охотно дарил эту книгу знатным иностранцам. Так один экземпляр, как величайшая драгоценность, был подарен царём английскому послу.
В течение нескольких лет Острожская «Библия» разошлась в многочисленные славянские города и монастыри, а так же в крупные города Европы – в Рим, Париж и Гамбург.
Друкарь Иван Фёдоров мечтал завести собственную печатню и выпускать книги, чтобы они вразумляли умеющих читать и слушать. Да бедность была постоянной спутницей Первопечатника. За свою жизнь Иван Фёдоров издал 12 книг. Умер он бедняком, но навсегда прославил себя и свои книги.
Похоронили его во Львове в Онуфриевском монастыре. На могильной плите друзья Первопечатника выбили на камне его книжный знак и сделали следующую надпись:
«Иоанн Фёдорович, друкарь Москвитин, который своим тщанием печатание небывалое обновил. Представился во Львове, год 1583, декабрь 5»
Так закончилась большая жизнь мастера. Плита на могиле не сохранилась, но надпись дошла до нас. Книги же Ивана Федорова и его дело оказались поистине бессмертными.
Колодкина Елена Александровна,
библиотекарь Центральной детской библиотеки
Дальнегорского городского округа.
25 февраля 2015 г.