Аверкий – миссионер Российских окраин (продолжение)

На рубеже ХIХ и ХХ веков, в период заселения и освоения Южно-Уссурийского края, когда на новых российских землях уже утвердилась православная церковь, в 1898 году в крае появилась самостоятельная Владивостокская епархия, путем разделения Камчатской на неё и Благовещенскую.
С осени 1898 года, жизнь игумена Аверкия была прочно связана с Дальним Востоком. С ноября этого года и по август 1899-го он служил корабельным священником на броненосном крейсере «Дмитрий Донской», Порт-Артурской эскадры.
Часть 1: Посмотреть
Крейсер «Дмитрий Донской» в Николаевском сухом доке Владивостока. 7 октября 1897 года

Крейсер «Дмитрий Донской» в Николаевском сухом доке Владивостока. 7 октября 1897 года

Позже, во время русско-японской войны, героическое судно принимало участие в Цусимском сражении, на пути во Владивосток подверглось атаке шести японских крейсеров. Подбив два из них, но получив тяжелые повреждения, не смог продолжать движение. Был затоплен своим экипажем.

Во время службы на крейсере игумен Аверкий был награждён. Бывал в Порт-Артуре, на Камчатке.

В это время Указом Государя Императора Николая II Александровича, 4 июня  1898 года была учреждена Владивостокская епархия, выделением её из состава Камчатской. Причинами её разделения были чрезвычайная обширность территории и необходимость в более активной миссионерской деятельности заселяемого края. На момент образование епархии большая часть населения края исповедовала православие, однако, около трети населения исповедовала буддизм и другие нехристианские культы.

Высочайшим Указом  от 24 декабря 1898 года епископом новой епархии был определён епископ Камчатский, Курильский и Благовещенский Евсевий (Никольский). Распоряжением Священного Синода от 5 января 1899 владыка Евсевий был направлен в город Владивосток, куда он прибыл весной этого же года. Во вновь образованной епархии 21 марта 1899 года была открыта Духовная консистория, куда в августе и обратился игумен Аверкий.

    В состав новой епархии вошла довольно большая часть Приморской области, а также сама Камчатка, остров Сахалин и Командорские острова. На территории епархии, площадью 1200000 кв. верст было всего семь десятков церквей и несколько часовен с престолами, поэтому размеры приходов были необычайно больших размеров. Остро не хватало священников, особенно способных к сложному миссионерскому служению. В этой ситуации, священник с опытом такого служения в разных уголках Российской империи, был очень востребован.

    В связи с тем, что на территории епархии проживало довольно большое количество не православного населения, остро встал вопрос организации миссионерской работы. Уже осенью 1899 года был создан Владивостокский епархиальный комитет Православного миссионерского общества, в ведении которого находилось одиннадцать миссионерских станов (и одна походная миссия на Камчатке), занимавшихся проповедью православия, преимущественно среди корейцев. Миссионерские станы обычно включали в себя несколько сельских поселений, миссионерские церкви, школы (чаще всего церкви-школы), нередко и катехизаторские училища для инородцев.

Уже осенью 1899 года владыка Евсевий назначил игумена Аверкия, предложившего свои услуги новосозданной епархии, настоятелем Ольгинской церкви.

Отдалённый Ольгинский приход считался местом весьма трудным для проживания и служения, и священники там долго не задерживались (бывало так, что по году и более на этом отдалённом приходе совсем не было священника). Приход от случая к случаю окормляли судовые священники с заходящих в залив Святой Ольги военных судов (иеромонах Платон с корвета «Варяг»), или проезжие миссионеры (архимандрит Геронтий), но чаще священники Успенской церкви, приезжавшие из Владивостока (Алексий Политов, корейский миссионер Василий Пьянков).

Церковь святой Равноапостольной Ольги в посту Святой Ольги. Построена и освящена в 1888 году

Церковь святой Равноапостольной Ольги в посту Святой Ольги. Построена и освящена в 1888 году

При приходе не было приличного причтового жилья. На рубеже веков здесь был лишь ветхий дом для священника, с прохудившейся крышей, малопригодный для проживания. В этом дальнем посту Тихоокеанского побережья было трудно с продуктами, и местные жители активно рыбачили и охотились.

Игумен Аверкий, привыкший к монашеской аскезе, прибыв в пост Святой Ольги, в первую очередь озаботился не собственным бытом, а отсутствием здания для приходской школы. До этого времени, местных детей периодически обучали в съемных частных домах (таким образом школа действовала ещё с 1876 года). Не долго раздумывая, он купил на собственные средства временное помещение для церковно-приходской школы в посту и сразу приступил к постройке отдельного здания для неё. К 1903 году школа была построена. На постройке церковно-приходской школы в посту Святой Ольги, неугомонный священник не остановился. Уже в середине 1903 года, он приступил к постройке школы в селе Пермское, входящей в Ольгинский приход. С этого же года он начал окормлять  приход и в селе Маргаритово. Псаломщиками при нём служили Василий Голобородько и Иаков Сущинский (впоследствии оба ставшие священниками).

Церковь Свв Варвары, Марии Магдалины и Евдокии в Маргаритово. Построена и освящена в 1903 г.

Церковь Свв Варвары, Марии Магдалины и Евдокии в Маргаритово. Построена и освящена в 1903 г.

 

Примечательно, что игумену Аверкию довелось крестить первого ребёнка, родившегося, в основанном в 1900 году селе Маргаритово, девочку по имени  Иулиания (Ульяна).

     Несмотря на значительные успехи настоятеля Ольгинского прихода (отмеченные награждением палицей), успевшего много сделать в этом глухом углу края, с 1 июня 1904 года он был переведён в Монгугайский стан, так как миссионерских священников, особенно опытных, по-прежнему остро не хватало. Началось служение игумена в корейских миссионерских станах. Ко времени прибытия игумена Аверкия в Монгугай, стан существовал всего лишь два года, но имел церковь-школу*. Корейцев в поселении проживало больше, чем православных. Работы было много, здесь игумену пригодился опыт работы среди корейцев, приобретённый в Забайкальской миссии.

    Через год с небольшим, 30 октября 1905 года игумен Аверкий был назначен экономом Архиерейского подворья**, недавно отстроенного на Седанке под Владивостоком. Это служение ему было не внове, ведь он уже служил в Архиерейском доме на Волыни, в 1880-е годы.

Духовно-просветительский центр, Архиерейское подворье на Седанке, с церковью Священномученика Евсевия Самосатского. Начало XX века

Духовно-просветительский центр, Архиерейское подворье на Седанке, с церковью Священномученика Евсевия Самосатского. Начало XX века

 

    Уже в середине 1906 года Его Высокопреосвященством Архиепископом Владивостокским и Камчатским Евсевием, отец игумен был возведён в сан архимандрита.

    Через год опытный миссионер был направлен в недавно созданный Зареченский миссионерский стан, в котором уже была каменная церковь-школа, но «утварью и облачением недостаточная». В приход входило восемь поселений, почти половина населения которых были корейцами и их именовали, как «русско-подданных и корейско-подданных». Это означало наличие  широкого поля миссионерской деятельности.

    В это время отцу Аверкию исполнилось шестьдесят лет. По этому поводу он сфотографировался***, чтобы отправить фото своим родным, о чём на обороте фотографии есть соответствующая надпись, вот её часть: «На память исполнившихся 60 летъ отъ роду втараго числа октября 1907 года. Миссионеръ инородческой буддистской корейской миссии, Заречинскаго миссионерского стана Владивостокской епархии на Дальнемъ Востоке. Архимандритъ Аверкий».

Фото отца Аверкия в сане Архимандрита, в честь 60-летия. 01.01.1908. Публикуется впервые

Фото отца Аверкия в сане Архимандрита, в честь 60-летия. 01.01.1908. Публикуется впервые

Весной следующего года священник  вернулся к миссионерскому служению и отправился на служение в другой стан Посьетского участка. На этот раз это был Тизинхинский стан, на тот момент более года не имевший миссионерского священника. 1 мая 1908 года архимандрит Аверкий  прибыл в Тизинхэ. Стан действовал уже 12 лет. Его приход состоял из нескольких посёлков, в которых имелось две церкви. В одной из них располагалась школа. Число прихожан приближалось к двум тысячам.

Впечатления об этом времени он описал в своих небольших записках «Из дневника миссионера» («Владивостокские Епархиальные ведомости», № 12, 1911). Из них известно, что здесь его ждал обезлюдевший сельский храм, запертая квартира священника, замок на которой пришлось просто взламывать, так как не удалось обнаружить ни псаломщика, ни даже сторожа. А главное, предстояла большая миссионерская работа по приобщению корейского населения к православной вере, по завоеванию доверия и уважения среди них. Ему удалось настолько преуспеть в этом, что он сумел объединить корейцев в Общество по исполнению христианских правил, а вскоре и крестить около 400 человек.

Епископ Евсевий в школе миссионерского стана, среди корейских детей. Начало XX века

Епископ Евсевий в школе миссионерского стана, среди корейских детей. Начало XX века

 

Съездив в отпуск в Европейскую Россию летом 1910 года, архимандрит по приезду, с 1 сентября был переведён в Адиминский стан, с временным исполнением обязанностей заведующего прежним станом, Тизинхинским, в котором всё ещё не было священника. Тизинхинцы тепло простились с архимандритом, устроив в его честь прощальный обед с поднесением Благодарственного адреса и серебряного подстаканника с надписью – «На память». На новом месте всё нужно было начинать сначала. Миссионерский стан в Адими был открыт в 1900 году, здесь была каменная церковь «прочная, утварью и облачением достаточная», приход которой включал в себя семь окрестных поселений. Размеры стана были довольно велики, а сам стан был довольно многонаселённым. Численность прихожан его составляла 2,5 тысячи человек, включая 250 язычников и 25 инославных.

    После семи лет нелёгкого миссионерского служения в корейских станах, требующего постоянного духовного и физического напряжения, будучи  благочинным всех миссионерских церквей, архимандрит в своём дневнике делает признание: «И убедился я, что в миссионерской службе требуется непоколебимая вера и упование на Бога более, чем научное образование».

Снова, год-два и опытный миссионер переведён туда, где он нужнее всего.

В 1913 году архимандрит Аверкий уже был настоятелем крупного Пуциловского миссионерского стана. Это был один из первых миссионерских станов края, основанный ещё в 1891 году и пятый по счёту стан, в котором миссионеру довелось послужить. Кроме храма, там было две школы и министерское училище, в котором священник преподавал Закон Божий. 

Два из трех рисунков на доске, повествующих нападение на архимандрита Аверкия

Два из трех рисунков на доске, повествующих нападение на архимандрита Аверкия

В этом стане его ждало самое большое испытание. Опытный и настойчивый миссионер и здесь проявил самое активное рвение в просвещении корейцев. Это вызвало неудовольствие некоторых из них, и, то ли сами, то ли по чьему-то наущению, двое из них совершили нападение на старца, причём с явной целью убийства. Божьим промыслом ему удалось выжить. Однако, здоровью уже пожилого священника был нанесён непоправимый вред.

В апреле 1914 года им было подано прошение архиепископу Евсевию с просьбой об освобождении от должности духовника XVIII благочиннического округа, а фактически это означало его просьбу об отпуске на покой, в связи с расстройством здоровья. Просьбу уважили, архимандрита освободили от должности, вывели за штат и почислили на покой «с выражением Архипастырской благодарности за полезную и усердную службу за почти 15 лет, с занесением в служебный формулярный список».

В 1915 году завершилось служение архимандрита Аверкия на Дальнем Востоке, и он вернулся на свою малую родину. Поселился в селе Семёновка, рядом с той церковью, в которой был крещён в детстве. Находясь на покое, архимандрит тем не менее нередко участвовал в служениях, проповедовал, хотя здоровье его было подорвано и жить ему оставалось совсем немного. К его заслугам на марийской земле относят строительство двух храмов, в последний период его земной жизни.

Город Царевококшайск до 1917 года

Город Царевококшайск до 1917 года

На родине архимандрит был уважаем и известен, как человек праведной жизни. За духовным советом и помощью к нему обращались не только простые прихожане, но и священство уездного города Царевококшайска, окрестных сёл,

а также братия близлежащих монастырей. Почитался как духоносный и прозорливый старец. Говоря о будущем России, предсказал скорые гонения на священство и верующих. В декабре 1917 г. старец писал: «у нас в медвежьем углу распространилось безбожие. В 1915 и 1916 гг. шли здешние мужички на войну, почти все перебывали у меня на благословении и со слезами просили молиться о них. И что же теперь вижу, возвратились через год они домой, не признают Бога и надсмехаются над Церковью и духовенством».   

27 июня (10 июля) 1918 года старец тихо отошёл ко Господу, на 72-м году жизни, оставив завещание с просьбой похоронить его в построенной им часовне за алтарём Семёновской церкви, в которой был когда-то крещён. Часовня через два десятка лет, в безбожные времена была разобрана, но могила праведника сохранилась и весьма почитаема и ныне на Марийской земле.

Ежегодно 27 июня (10 июля), в день его памяти и 22 октября (4 ноября), в день его тезоименитства на могиле старца священники Семёновского храма совершают панихиду.

Семнадцать лет служения на Дальнем Востоке, жизни трудной, но насыщенной и плодотворной оставили не только шрамы и рубцы на теле выдающегося миссионера, но и бесценный духовный опыт, заслужены высокий сан и множество наград. Он оставил по себе добрую память в Сибири и на Дальнем Востоке. Имя архимандрита Аверкия заслуженно почитается в Йошкар-Олинской и Забайкальской митрополиях. Однако, представляется, что именно в Приморье, где он провёл в долгом служении свои самые зрелые годы и окончательно состоялся как серьёзный миссионер, он совершил свои самые значимые деяния, достойно и мужественно претерпел все, выпавшие на его долю испытания. Учитывая вышесказанное, Приморская митрополия имеет серьёзные основания и даже долг сохранить память об этом воине Христовом и воистину миссионере милостью Божией, проявив инициативу канонизации архимандрита Аверкия в сане праведника.

Лариса Колодей,
член Русского Географического общества,
историк Арсеньевской епархии

*характеристика миссионерских станов даётся по данным 1913 года

**эконом монастыря или архипастырского дома, лицо заведующее и надзирающее за их хозяйственной частью

***все изображения священника – его портрет в сане архимандрита, сделанный специально к его 60-летию, как и его парадный портрет (впервые опубликован нами в статье «Миссионер милостью Божией, журнал «Клуб директоров», №4-5, 2016 г), а также фото изображений нападения на него, предоставлены его правнучатой племянницей Т. И. Яроцкой в октябре 2014 года.

Просмотров: 155

vkontakte
vkontakte
elitsy