Хороший священник в приходе,
Что кормчий на судне, друзья
Его повинуются воле,
Как судно движенью руля.
«Посвящается сельским пастырям»
иерей Василий, 1906 г.
.
Продолжение   Часть II
В 1910 году, когда во главе разъездного причта Анучинского подрайона (походная церковь) встал один из самых авторитетных священников Владивостокско-Камчатской епархии протоиерей? Г.Г. Ваулин, настоятелем прихода в урочище Анучино был назначен другой выдающийся священник — Иаков Павлович Шабельников.  Хорошо образованный (педагогическое образование) и необычайно энергичный, бывший учитель церковно-приходской школы в Осиновке (позже в Камень-Рыболове), после недолгого пребывания в сане диакона, 10 мая 1910 года, в канун Святого Коронования Их Императорских Величеств был рукоположен во священники с назначением в Анучино, с заведыванием «по духовной части» всем подрайоном.
Здесь отец Иаков немедленно приступил к строительству здания для 2-х классной церковно-приходской школы с ремесленными отделениями (единственной такого рода во всей епархии).
У отцов благочинных болела душа не только о строительстве храмов, но и школ, при постоянно возрастающем населении. В 1909 году, на средства, отпущенные в порядке закона, было начато строительство церковно-приходских школ в целом ряде крупных селений Анучинскго подрайона: Ново-Покровке, Чернышевке, Варфоломеевке, Яблоновке, потом в Достоевке. Отцы Григорий и Иаков активно помогали строительству, сообща освящали церкви: в Чернышевке, Варваровке. Не приходилось забывать и об угрозе эпидемий, наводнений, возможности нападения хунхузов…
При разделении IV благочиния 30.06.1912, вновь образованное XVIII благочиние возглавил о. Иаков, помощник благочинного Г. Ваулина.  Сам о. Григорий возглавил новое XIX благочиние (с переводом во Владивосток). В конце года (02.11.1912) отец Иаков был переведён в Борисовскую церковь, но трудного служения в походной церкви Анучинского подрайона он не миновал, вернувшись сюда через три года, продолжая при этом исполнять должности наблюдателя церковных школ г. Никольска-Уссурийского и председателя училищного отделения. Однако теперь, в 1915-м, он был благочинным всех миссионерских церквей края. Последнее назначение означало уровень высокого признания способностей священника.
Как опытный и деятельный священник, отец Иаков часто назначался катехизатором. Награждён протоиерейством. На каждом новом месте он отличался, как грамотный педагог и в 1916 году был награждён знаком «За содействие церковно-школьному строительству в Сибири».
Труднее всех пришлось ольгинскому священнику Николаю Николаевичу Александровскому. При назначении его настоятелем прихода в пост Святой Ольги в 1904 году (переведён из Димитриевки), он сразу столкнулся с целым рядом трудностей. Священник оставил воспоминания «Ольгинский приход» (публиковались во «Владивостокских епархиальных ведомостях» 1906 года, №№ 6: 10-13; 16), в которых красочно и ёмко описал то, что он там увидел. Они начинаются так: «Больше года миновало безвозвратно… Невольно вспоминаешь пережитое за это время и с грустью видишь, что почти всё время прошло в упорной борьбе из-за куска хлеба и тёплого угла для семейства». В семье 4 детей. Продукты в Ольге достать было весьма затруднительно (не говоря о лекарствах и товарах). И то, что есть очень дорого.
Поэтому священник вынужден ездить на промысел рыбы.
В июне 1911 года, после разделения IX округа, который состоял из большей части огромнейшего Приморского (Ольгинского) подрайона, был образован новый XVI, который возглавил отец Николай (и был им до 1919 года). Часто приходилось быть в разъездах, ведь в состав ольгинского прихода в начале века входили церкви в Маргаритово, Милоградово и  Чернорученково.
Священник Николай Александровский. После плена. 1918 г. (фото предоставлено историко- краеведческим музеем Ольгинского района)
Отца Николая в неменьшей степени, чем сложности быта, волновали уровень духовного здоровья переселенцев, особенно малороссов. Вот, что он удручённо пишет в своих воспоминаниях: «…поголовное пьянство, неряшество, недружелюбие и вечные раздоры между собой». Священник неустанно вёл борьбу с пьянством, безнравственностью личной жизни, терпеливо наставлял и помогал, сносил унижения…
Жизнь осложнялась возможность нападения японцев, а малолюдность мест вела и к скудости прихода и школы. Было время, когда сам исполнял обязанности председателя церковно-приходского попечительства. Нередко сам пёк просфоры (как иеромонах Нестор на Камчатке), «так как на 3 рубля просфорню не сразу найдёшь…». Неудивительно, что в этих местах мало, кто из псаломщиков, при их скудном содержании, наложенном на трудные условия жизни, выдерживал длительное время. Это привело к тому, что в 1916 году его дочь Зинаида приступила к обязанностям псаломщика и выполняла их до июля 1917-го. Однако, основные испытания были впереди.
По-разному сложилась судьба благочинных, кто-то в страданиях ещё более укрепился в вере, кто-то не избег кратковременного соблазна. Однако, не мы им судия, а один лишь Господь. Памятуя об этом, двух первых (священников Павла Мичурина и Григория Ваулина) Братство во Имя Всемилостивого Спаса при Православном Свято-Тихоновском богословском институте (ныне гуманитарный университет), в 1990-е годы прошлого столетия отнесло к числу Новомучеников и Исповедников РПЦ XX века. И всё-таки общим у всех четверых священников является то, что они,  достойно исполнили всё, что было ниспослано им, и каждый в своём «медвежьем углу» безтрепетно и мужественно принял всё выпавшее на их долю в революционное лихолетье. Они без сомнения достойны того, чтобы мы их помнили. А ещё, молились за их безсмерные души.
Подготовила Л.В. Колодей