С юбилеем, дорогой Владыка!

Сегодня, 8 ноябряепископу Арсеньевскому и Дальнегорскому Гурию  исполняется 55 лет и 20-лет со дня рукоположения во иеромонаха с возложением набедренника и наперсного креста.
Накануне своего юбилея владыка рассказал корреспонденту ВФ «Святость материнства», какими были эти годы, о своём детстве и студенчестве, поведал о самом необычном в его жизни.
Четыре года назад, 27 октября 2011 года иеромонах  Гурий был возведен в сан архимандрита управляющим делами Московской Патриархии митрополитом Саранским и Мордовским  Варсонофием в рабочей Патриаршей резиденции в Чистом переулке. 6 ноября 2011 года за Божественной литургией в храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил хиротонию архимандрита Гурия во епископа Арсеньевского и Дальнегорского.
В 2015 году есть еще две памятные даты: 8 апреля исполнилось 25 лет со дня его пострига, а 30 декабря исполнится 15 лет с того дня, как он впервые служил в московском храме святого великомученика и целителя Пантелеимона при Центральной клинической больнице №1 ОАО «РЖД» в качестве настоятеля. В те годы он был и духовником училища сестер милосердия, созданного при этом храме, и настоятелем храма святого Иоанна Предтечи в селе Сумароково Рузского района Московской области. Будущий владыка в разные годы был архитектором, иподиаконом и пономарем на приходах Москвы, насельником Троице-Сергиевой Лавры, преподавателем церковного искусства в Николо-Перервинской семинарии Москвы. Он участвовал в семидневном крестном облете по границам России, проектировал и строил Храм Христа Спасителя, в 1997 году был награжден медалью «В память 850-летия Москвы». Много добрых слов о владыке Гурии я слышала от прихожан храма вмч. и целителя Пантелеимона при ЦКБ № 1 ОАО «РЖД», где он был настоятелем 11 из 15-ти лет существования прихода. Именно они и пригласили меня на встречу с любимым владыкой.
– Ваше Преосвященство, расскажите, пожалуйста, о Вашем детстве.
Мое детство прошло в Подмосковье. Я родился 8 ноября 1960 года в Калининграде Московской области. Теперь это город Королев. В 1978 году окончил здесь среднюю школу № 7. Любил все предметы: литературу, физкультуру, труд, математику, даже хотел поступать на мехмат в МГУ. Пожалуй, английский язык был нелюбимым предметом. Вообще жизнь настолько интересная, что мне нравятся разные ее направления. Я был обычным дворовым мальчишкой: в хоккей и футбол гонял, в лес за ягодами и грибами ходил, в казаки-разбойники играл с ребятами, спортом любил заниматься, книжки читать, в институте писал научные статьи, с радостью участвовал в праздничных мероприятиях. Вообще жизнь Богом нам дана интересная. Мне нравилось и на небо, и на землю смотреть, и заниматься разными добрыми делами. Родители мои познакомились еще в школе, а после школы вскоре поженились. Отец Альберт Иванович Фёдоров родом из Архангельска, а мать Глафира Фёдоровна Фёдорова – из Воронежа, куда и перевели моего деда по отцовской линии. Сразу после школы я поступал в Московский архитектурный институт, но поступил туда со второй попытки. Год трудился рабочим на космическом предприятии с моими родителями, недалеко от Центра управления полётами.
– Почему Вы выбрали именно этот институт?
В детстве я ходил в изостудию. Как-то услышал, что сотрудница мамы хвалила своего сына за то, что пошел в архитектурный институт, что у него интересная, творческая жизнь. Мама предложила эту идею и мне, мы обсудили и решили, что это хороший вариант. Через два года я поступил в МАРХИ и по его окончании стал архитектором. В 21 год женился. До 1984 года состоял в браке.
– Вас к вере отец привел? Он же был священником.
– Нет, Господь привёл его после. Моя бабушка была верующая, крестила маму. Уверовал и воцерковился сначала я – на последнем курсе института в 24 года крестился. Это было сразу после защиты дипломной работы. 2 апреля 1985 года меня крестили в московском храме пророка Илии в Обыденном переулке. Потом к вере потянулась мама (ей сейчас 84 года). Когда я пришел к вере, мама вспомнила все случаи Божьего призвания её к вере.
Потом с Божьей помощью мы и отца подтянули. В 58 лет он крестился с именем Александр, в 62 года, после выхода на пенсию стал пономарем и дьяконом, а в 1993 году – иереем. Служил он перед Престолом около 18 лет, прожив без малого 82 года. Три года назад отец умер. Он был добрым пастырем, мог каждого выслушать, утешить, поддержать, поэтому добрую память о себе оставил. Одна из прихожанок называет отца Александра благодатным человеком. По ее словам, она долго не могла продать дом в Ростовской области, где дома можно продавать годами. Чудом стало то, что после молитв отца Александра буквально через неделю женщина продала дом за ту цену, которую просила.
– Как вернуть к Богу повзрослевших детей, которые перестают ходить в храм, исповедоваться, причащаться, живут в гражданском браке?
– Когда меня рукоположил Патриарх, я обратился к Его Святейшеству: «Где мне взять средства на возрождение епархии?» Он сказал: «Приход – это как золотая жила. Начни жить по-христиански, трудиться. И люди начнут ходить, и появятся средства, чтобы все это возрождать». То есть не средства нужно искать, чтоб возродить, а начать жить, и средства появятся. Так и в семье. Можно сказать, семья – это в хорошем смысле слова золотая жила, это то, что может сделать ребенка человеком, позволит воспитывать его в Православии, привить ему христианские нравственные ценности.
Брак – это Святыня. Поэтому если выходить замуж, то только за верующего, а не просто абы за кого ради развлечения, чтобы свои какие-то утешения получить – поддержку, опору. Раньше родители старались найти для своей верующей дочки и жениха верующего. У верующих людей единая позиция. Авва Дорофей говорит: «Две точки на радиусе, чем ближе к Богу в центр, тем ближе друг к другу».
Правильно? Вот и супруги, которые стремятся к Богу, становятся ближе друг к другу. И сами соединяются, и детей воспитывают хорошо, потому что у них одинаковые ценности. Мать всегда поддержит то, что отец сказал. Может, они потом разберутся, уточнят, согласуют и скорректируют, но опять-таки будут стоять на одной позиции, одинаково спрашивать с детей. Один пожилой человек рассказывал мне: «Раньше в деревне, если я, будучи ребёнком, на улице сделал что-то плохое, прохожий, например, сосед, живущий через пять домов, мог дать мне подзатыльник. Прибегаю домой, говорю отцу: “Вот, он мне там дал по голове”, – а папа еще и добавит: “Значит, ты плохо себя вел”».
То есть была общая система воспитания: все следили за порядком – семья, учителя в школе и общество. Была система общественного суда, порицания, поддержки добрых людей. И мы должны правду нести. Мы – общество доброе, а не какое-то американское, где банда руководит законом. Я считаю, здесь на самом деле все очень просто. Если ты сам живешь по-христиански, то и дети начнут тянуться к тебе. Люди должны спокойно сохранять веру до конца. Если они начинают подстраиваться под общество, то, как написано в Псалтири, «со строптивым развратишися», а если живешь как с преподобным, то «преподобен будеши».
Выходить замуж нужно за верующего. А так, конечно, дети мечутся между вами и неверующим мужем. Если во всём подстраиваться под мужа, то получается, что и вы постепенно начинаете терять и мужа, и детей и катиться вниз. Мужа нужно уважать, любить, слушаться в житейских семейных делах. Поэтому надо терпеть, смиряться в непринципиальном, житейском. Апостол говорит: «Откуда ты знаешь жена, не спасешь ли мужа?». Но в вещах нравственных нужно Бога слушаться. А если муж Бога не слушается, то не надо потакать его порокам, грехам, страстям. Да! Смиряться надо, но не умножать грех! Надо нести свой Крест до конца, и до конца оставаться верующим.
– Владыка, о чем у Вас сейчас болит сердце?
– Болит, конечно, за детей и их родителей. Чтобы добраться до Кощея Бессмертного, нужно найти ларчик и сломать иголочку. Так и мы. Чтобы начать работать с детьми, сначала все это решается наверху: Патриархия договаривается с президентом, потом вопросы решаются на уровне государственных и церковных Министерств образования. Потом уже мы подписываем с главами восьми администраций совместный договор об образовании, социальных и культурных вопросах, затем с гороно и директорами школ.
После всего этого активно занимаемся с преподавателями и, по возможности, с родителями, и лишь после этого дело доходит до детей. Если мы не будем работать, то сейчас свою деятельность еще больше развернут мусульманские экстремисты, псевдохристианские и тоталитарные секты, поддерживаемые из-за рубежа. Мы в наш заброшенный край приглашаем замечательных людей: священников, методистов, серьезных специалистов из Москвы, Твери, Тамбова, Санкт-Петербурга. Особое внимание уделяем учителям, которые ведут Основы православной культуры, историю и литературу.
– Священники сами приходят в школы?
– Конечно, но не часто: в церковные и гражданские праздники, а наших педагогов для повышения образования и духовности посылаем в Москву на Рождественские чтения, сами организуем курсы и семинары по повышению квалификации, пытаемся заинтересовать учителей. Они воодушевляются, воцерковляются и начинают в ходе эксперимента проводить православные программы в детских садах и школах. Мы потихоньку завоевываем авторитет, люди тянутся в Церковь, видя, что с Церковью интересно сотрудничать.
Проводим праздники, концерты для ветеранов войны, для многодетных и обычных семей, акции в защиту жизни и поддержку семейных ценностей, развиваем волонтерское движение. До сих пор помню, как красочно и весело прошел у нас парад колясок в День семьи, любви и верности. Всем этот праздник очень понравился. Организуем для детей конкурсы, викторины, спортивные соревнования, привлекаем их к каким-то добрым делам. Хотим, чтобы все общество было втянуто в эту деятельность.
Необходимо заниматься и своими церковными людьми. Основная задача – поставить на приходы хороших духовников, исповедников, молитвенников, проповедников – это наш золотой фонд. Люди должны не просто молиться друг за друга, за своих близких и родственников, которые скатываются в свою бытовуху житейскую, нужно, чтобы они трудились, во всем участвовали. Душеполезно читать древних отцов-аскетов, в келье молиться. Кому-то это кажется скучным, а на самом деле это приятно, благодатно, спасительно, радостно. Идеализм присущ любому человеку, тем более, если он христианин, русский человек. Приятно любым Божьим делом заниматься: миссионерством, проповедью, социальными делами, культурными.
– Вы по образованию архитектор. Удалось поработать по специальности?
– В 1985 году окончил МАРХИ, потом два года по распределению поработал архитектором, но понял, что мой путь – с Богом, и пошел по духовной линии. С радостью стал ходить в храм, читать духовные книги, и мне открылась другая жизнь. С 1986-го по январь 1989 года был алтарником и чтецом в церкви Преображения Господня на Краснобогатырской улице в Москве.
30 января 1989 года стал насельником в Троице-Сергиевой Лавре, жил по-монашески, а 8 мая меня приняли в число братии обители. Там в экономском отделе я нес послушания архитектора, также был заведующим складом, пел на клиросе. 8 апреля 1990 года наместник Лавры архимандрит Феогност (Гузиков) постриг меня в монашество. А 21 сентября 1990 года епископом Бендерским Викентием я был рукоположен во иеродиакона. Потом нес послушания у Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.С 25 ноября 1990 года по 8 ноября 1995 года был у него старшим иподиаконом.
– Но образование Вам все же пригодилось?
– Да. В свое время от лаврских духовных наставников я получил послушание заниматься проектированием и строительством храмов и монастырей. Наша деятельность была не столько проектная или строительная, сколько координирующая, связывающая людей между собой. К нам обращались архиереи, игумены и игуменьи монастырей, настоятели храмов. Они просили помочь с проектами. Опытных православных архитекторов было мало. Мы находили их и знакомили заказчиков с профессиональными исполнителями – архитекторами, художниками, иконописцами, резчиками и строителями. Одни не знали традиций, другие знали, но были неверующими. Некоторые архитекторы тянулись к вере и становились верующими в процессе работы. Мы занимались согласованием проектов, пытаясь совместить то, что трудно совместить. Каждый хотел делать что-то своё, а мы призывали всех делать всё по воле Божией, но иногда приходилось идти на компромиссы.
К культуре, древним памятникам архитектуры надо относиться не как к собственности, а как к Святыне, которую предки создали своими молитвами, трудами, потоками слез. Всё они делали с любовью, с молитвой. И мы говорили архитекторам, что нужно уважать церковные традиции. Священники же часто не понимали строительных традиций и канонов, технологических процессов, но отлично разбирались в церковных нуждах и чинопоследованиях.
Например, архитекторы проектируют храм в городской застройке, но не знают, что нужны ещё и дополнительные церковные здания – дом причта, трапезная, Воскресная школа и т.д. А батюшка знает, но не разумеет, что надо заранее предусмотреть все функциональные, технологические и этические процессы в будущем храмовом комплексе, и заложить всё это в проекте с выделением соответствующей территории, а иначе потом он не сможет расширить территорию, будут проблемы с подключением тепла и света и тому подобное. Мы все это продумывали, планировали и разрабатывали. Начали мы с маленьких проектов, а потом потрудились на проектировании и строительстве Храма Христа Спасителя, получив немало опыта.
– Как Вы попали в этот проект?
– Меня на это послушание благословил мой духовный отец прозорливый старец архимандрит Наум (Байбородин), насельник Троице-Сергиевой Лавры, которому сейчас 86 лет. Он благословил меня заниматься организацией строительства. С 17 апреля 1994 года по 29 декабря 2000 года я входил в рабочую группу по проектированию и строительству Храма Христа Спасителя. Сначала наша группа состояла из трех человек. Татьяна НиколаевнаКудрявцева была идеологом, Ирина Геннадьевна Тимофеева – проектировщиком, а мне пришлось быть преимущественно связующим звеном между Церковью и общественностью.
Мы долго занимались исследованием и подготовкой материалов. В итоге Божьей милостью получился интересный эскизный комплексный проект. Передали его мэру Москвы Ю.М. Лужкову и в Московскую Патриархию. Лужков заинтересовался и даже загорелся. Закипела работа. Храм Христа Спасителя строился всем миром. Верхний замечательный исторический храм проектировался и воссоздавался по проекту русского архитектора Константина Андреевича Тона. К этой работе подключились ОАО «Моспроект» и другие организации. Кстати, в день рождения Тона, который родился 26 октября (8 ноября) 1794 года, сподобился родиться и я грешный. Предложенный Тоном проект Храма Христа Спасителя очень понравился Императору Николаю I, хотя сначала храм собирались строить на Воробьёвых горах по проекту А.Л. Витберга.
Возведением храма Тон занимался с 1829 года до конца своей жизни. Нашей православной группе досталось проектирование нижнего Преображенского храма и деревянного храма во имя Державной иконы Божией Матери. Во время работы над их проектами нас уже было не три человека, а больше. Деревянный храм спроектировал Андрей Борисович Барабанов, а проектировать нижний нам помогали Наталья Борисовна Оськина, Евгения Юрьевна Огородова, Ольга Николаевна Ермакова, Николай Николаевич Аввакумов и другие. И нижний, и деревянный храм – это авторские проекты современных православных архитекторов, которые внесли свой добрый вклад в возрождение древнерусского храмоздательства.
– А сами Вы служили в Храме Христа Спасителя?
– Да, по благословению Святейшего Патриарха Алексия с 5 октября 1994 года по сентябрь 2000 года я был помощником ключаря Храма Христа Спасителя, оказывал необходимую помощь в вопросах, связанных с воссозданием порушенной Святыни. Совершал богослужения в деревянном храме-часовне во имя иконы Божией Матери «Державная». Там мы с многочисленными прихожанами молились о возрождении Державы Российской и Храма Христа Спасителя – символа этого возрождения.
Мы совершали водосвятные молебны и освящали все этапы строительства главного кафедрального собора страны. После освящения нижнего храма служил и там. Очень много людей приходило посмотреть, помолиться, примириться с Богом. В воскресенье приходилось исповедовать по 100-200 человек в течение 4-5 часов. Поток людей шел постоянно. Храм хоть и новый, но он стал известным, его все видели, он у всех был на виду. Перестройка – это было ужасное время, катаклизмы, разобщение общества, разложение всех государственных институтов. Такой развал был. Но, с другой стороны, время было благодатное, потому что люди к Богу шли, и нормальные люди, и всякие разбойники, и проститутки, все подряд. Их нужно было выслушать, вникнуть в проблему, понять, как быть, что-то посоветовать. Люди искренне к Богу обращались, задумывались о главном, каялись от всего сердца. И мы старались направить их на правильный путь.
Любя меня, родители молились, чтобы я поближе к ним был и хотя бы раз в неделю мог видеться с ними. Господь послал такую возможность. Святейший Патриарх благословил меня стать клириком города Москвы и назначил меня настоятелем храма великомученика и целителя Пантелеимона при ЦКБ № 1 ОАО «РЖД», построенного за полгода до моего назначения. Три года Патриарх лечился в этой больнице. При больнице было открыто училище сестер милосердия, которое действовало там девять лет. Сначала года два я был помощником духовника, а потом стал духовником училища. Настоятелем храма я служил с 2000 до 2011 года.
– Жалко было уезжать от своих прихожан на Дальний Восток?
– Мне всегда было жалко покидать родные приходы: и деревянный храм на Краснобогатырской, где был пономарем, и Троице-Сергиеву Лавру, где приобщился к Ангельскому чину, и приход Храма Христа Спасителя, где стал священником. Так было и в больничном Пантелеимоновском храме. Всё это можно сравнить с тем, когда режешь по живому, но Господь утешает через святое послушание.
Сейчас в Арсеньевской епархии Вами начато строительство грандиозного монастырского комплекса. Проект сами делали?
– Мне как заказчику приходится искать волю Божию, а не проектировать воздушные замки. Сначала начинаешь исследовать местные возможности, затем обращаешься к необходимости выполнения высокого послушания, потом засучиваешь рукава и трудишься вместе со всеми. А автором проекта является мой однокурсник и хороший друг архитектор Владимир Иванович Козлов из Москвы. Церковные здания должны быть похожими не на мирские, но на Небесные. Они не могут быть подвержены быстро меняющимся увлечениям и модам, но призваны сохранять красоту и стройность Небесных первообразов. Испокон веков церковные здания строились красиво не ради богатства, а ради будущей Небесной славы. Сейчас в СМИ показывают, что кто-то из священников злоупотребляет деньгами.
Но это частные случаи, а вообще Церкви Божии и приходские здания всегда благолепно строились на радость людям, а сами люди церковные всегда живут скромно. Наш Духовно-просветительский центр с Крестильным храмом должен вместить в себя епархиальное управление, которое сейчас размещается в тесных комнатушках старенького дома, женский монастырь, библиотеку, музей русской культуры, методический кабинет и воскресную школу. Замечательных людей дал мне Господь в помощь. Это и руководитель стройки Валерий Владимирович Гассан, и прораб Анатолий Васильевич Диулин. Он сорок лет в строительстве, возводил в Арсеньеве жилые дома и промышленные предприятия, но такой сложной и интересной стройки в своей жизни не видел. Мы пригласили строителей-каменщиков из Украины, которые с усердием возводят благолепные стены. Монтажно-бетонные работы выполняют преимущественно арсеньевцы. Есть желание закончить возведение стен и перекрытий, в следующем году заняться крышей, а потом внутренней отделкой. Надеемся закончить строительство в 2018 году.
– Такое строительство требует немалых средств. Где их брать?
– У Бога всего много! Если Ему угодно будет и нам на пользу, то без милости Он нас не оставит.Пожертвовать свои средства на строительство может любой житель России и других стран, а не только нашего города или края. Можно приобрести именные кирпичи, которые пойдут в кладку второго этажа Духовно-просветительского центра (Именной кирпичик) или пожертвовать средства другим способом. Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорил: «Если на вашу долю выпала честь строить Дом Божий, примите это как великий дар Творца, ибо десница Господня касается того, кто строит храмы, и многие грехи простит тому Господь».
– Владыка, очень радостно, что столько Ваших прихожан пришло на встречу с Вами. Видно, что люди Вас любят, ценят и до сих пор благодарят за то, что Вы ввели на приходе традицию читать круговую Псалтырь. Благодарю Вас за интересный рассказ.
Беседовала Ирина Ахундова
Фото из архива епископа Гурия
Просмотров: 1002
Святой праведный Алексий Мечев
Во всем надо так поступать: вот что-нибудь нужно сделать – сейчас вспомни, как бы тут поступил Иисус Христос, пусть это будет для тебя руководством во всем. Так постепенно все нехорошее, греховное будет отступать от тебя.
Святой праведный Алексий Мечев
vkontakte
vkontakte
facebook
elitsy
instagram