2015 год

Посещение детского сада №20 (+ Фото + Видео)

Утром 10 июля Преосвященнейший Гурий посетил детский сад №20 г. Арсеньева. Со следующего учебного года здесь планируется создание православной группы.
8 июля в детском саду широко отмечался день памяти святых Петра и Февронии, на подготовленный ребятами небольшой концерт были приглашены родители. К сожалению, правящий архиерей не смог присутствовать на этом концерте. Посетив детей два дня спустя, владыка посмотрел их выступление экспромтом, без костюмов. Дети очень старались выступить как можно лучше, что очень тронуло как самих воспитателей, так и архиерея.

День семьи, любви и верности в Арсеньеве (+ Фото + Видео)

Из-за неблагоприятных погодных условий празднование Дня семьи, любви и верности в Арсеньеве было перенесено с 8 на 9 июля. В этот день на Комсомольской площади перед кинотеатром «Космос» собрались почётные гости, молодые семьи и просто жители города.
День семьи, любви и верности празднуется по всей России в восьмой раз. Праздник начался с торжественной части, во время которой заместитель главы администрации Арсеньевского городского округа Наталья Павловна Пуха поздравила и вручила подарки семьям, прожившим вместе много лет.

14-15 сентября мощи свт. Николая Японского – в Арсеньевской епархии

С 10 по 15 сентября 2015 года Приморская митрополия готовится принять делегацию Сендайской епархии Японской Православной Церкви. Подготовка к визиту обсуждалась на очередном заседании Епархиального совета Владивостокской епархии, который проводился 9 июля 2015 года.
Епархиальный совет заслушал сообщение митрополита Владивостокского и Приморского Вениамина о программе предстоящего визита. Совет постановил считать важным проведение данного визита в деле укрепления межъепархиальных связей – в связи с празднованием 45-летия прославления святого равноапостольного Николая, архиепископа Японского.
.
Информация предоставлена
Приморской митрополией

Апостол Страны рассвета
Святитель Николай Японский
«Из цветов лучший — фиолетовый, из запахов — сливы, из цветков — вишня, из людей — самурай», — так напевал весёлый погонщик во время путешествия в горах глухой провинции Японии. Он рассказывал о жизни и быте японских крестьян — как собирают лак с лакового дерева, как охотятся и выращивают рис… Его попутчик подробно расспрашивал обо всём, что встречалось на пути, и вечером записал в свой дневник на японском и русском языках слова этой песни. Это был очень необычный человек — русский епископ Николай, который ехал в далёкую деревню навестить детей молодой Японской Православной Церкви. Он добирался в самые отдалённые уголки страны, путешествуя иногда пешком через горы, иногда по колено в грязи, иногда — на тележке или верхом на грузовой лошади. Он ехал поддержать и ободрить тех, кто расслышал его слово о Христе, донесённое в самые дальние области страны самими же японцами, чьи сердца он сумел зажечь евангельским светом.
Усэн Огава. Сборка шелковиц1 августа 1836 года в маленьком селе Береза Смоленской губернии в семье бедного диакона родился мальчик, которому суждено было принести свет Православия в далёкую и загадочную восточную страну, став её равноапостольным просветителем. В возрасте 5 лет Ваня Касаткин остался без матери и рос в глубокой бедности. Отец отдал сына в духовную семинарию. Дорогу до семинарии в 150 вёрст юноше приходилось преодолевать пешком. В 1856 г. Иван Касаткин блестяще окончил семинарию и был отправлен за казённый счет в Санкт-Петербургскую духовную академию. По окончании необычайные способности позволяли ему остаться в Академии для подготовки к профессорской деятельности, но вышло иначе. Однажды в одной из академических комнат он заметил объявление с предложением окончившим академический курс поехать в Японию и занять место настоятеля посольской церкви в Хакодате. В тот же день Иван внезапно решил, что должен ехать в Японию. Не откладывая, он сразу отправился к ректору академии и заявил, что хочет ехать, но не женатым священником, а монахом. Это произошло совершенно неожиданно для него самого, так как ранее, по его словам, ему никогда и в голову не приходила мысль о монашестве.
21 июня 1860 года Иван принимает постриг с именем Николай. В день первоверховных апостолов Петра и Павла он рукополагается в иеродиакона, а на следующий день, когда празднуется Собор двенадцати апостолов, — в иеромонаха и, простившись с родными, отправляется в Японию. Так начинается его апостольское служение.
«Когда я ехал туда, я много мечтал о своей Японии. Она рисовалась в моём воображении как невеста, поджидающая моего прихода с букетом в руках. Вот пронесётся в её тьме весть о Христе, и всё обновится… Тогда я был молод и не лишён воображения, которое рисовало мне толпы отовсюду стекающихся слушателей, а затем и последователей Слова Божиего, раз это последнее раздастся в Японской стране».
Трудная дорога в Страну восходящего солнца заняла почти год. В Николаевске-на-Амуре, где Николай провёл зиму, он встретился со святителем Иннокентием, просветителем Сибири, который благословил его и посоветовал серьёзно заняться изучением японского языка.
***
Чтобы понять, что ждало отца Николая в новой стране, необходимо привести несколько исторических фактов. Первые миссионеры-иезуиты появились в Японии в XVI веке, приехав вслед за португальскими купцами. Правительство сначала не мешало их проповеди, и число христиан быстро росло. Однако впоследствии возникли страшные гонения, во время которых были жестоко замучены десятки (а возможно, и сотни) тысяч христиан. Была введена жёсткая система ежегодной регистрации всех японцев в буддийских «приходах»: от них требовалось многократное отречение от христианства, вплоть до поругания святых икон. В 1634 году христианство в Японии было окончательно запрещено. К сожалению, ужасные гонения были во многом обусловлены недобросовестностью католических миссионеров, употреблявших подложные «чудеса» и не брезговавших политическими интригами и ложью для достижения своих целей. Подобные действия в конце концов вызвали неприязнь и отторжение у японских правителей, которые, надо сказать, сначала делали попытки изучить христианство и даже признавали его само по себе очень достойным, однако вследствие действий иезуитов сочли его распространение опасным для своей страны и на два с половиной века изолировали её от внешнего мира.
В то время, когда отец Николай прибыл в Японию, отношение к иностранцам было крайне негативным. Самураи считали иностранцев варварами, открытие страны вызвало у них крайнее недовольство, особенно сильное по отношению к христианам; были нередки даже случаи вооружённых нападений и убийств.
«Один Господь знает, сколько мне пришлось пережить мучений в эти первые годы. Все три врага — мир, плоть и диавол — со всей силой восстали на меня и по пятам следовали за мной, чтобы повернуть меня в первом же тёмном, узком месте, и искушения эти были самые законные по виду: “Разве я, как и всякий другой человек, создан не для семейной жизни? Разве не можешь в мире блистательно служить Богу и ближним? Разве, наконец, не нужны ныне люди для России более, чем для Японии?” И т. д. Тысячи наговоров выливают тебе в уши, и это каждый день и час, и наяву, и во сне, и дома в келье, и на молитве в церкви. Много нужно силы душевной, великое углубление религиозного чувства, чтобы побороть всё это».
Поначалу проповедь была абсолютно невозможна, т. к. «тогдашние японцы смотрели на иностранцев как на зверей, а на христианство как на злодейскую секту, к которой могут принадлежать только отъявленные злодеи и чародеи». Отец Николай приступает к интенсивному изучению японского языка, «положительно труднейшего на свете, так как он состоит из двух — природного японского и китайского, перемешанных между собою, но отнюдь не слившихся в один». В известной частной школе он изучает также историю и литературу Японии, буддизм, синтоизм и конфуцианство. На кабинетные занятия ушло 8 лет, по 14 часов в сутки. Тогда же он начинает посещать литературные собрания и языческие храмы. «И чем больше я знакомился со страной, тем более убеждался, что очень близко время, когда слово Евангелия громко раздастся там и быстро пронесётся из конца в конец империи».
***
Первым обращённым в Православие японцем стал Такума Савабе, бывший самурай клана Тоса, жрец синтоистской кумирни в Хакодате, член тайного общества, целью которого было изгнание всех иностранцев из Японии. Он был известен как прекрасный фехтовальщик и обучал этому искусству сына русского консула, в доме которого часто встречался с отцом Николаем. Взгляд его источал такую ненависть, что однажды отец Николай не выдержал и спросил его:
— За что ты на меня так сердишься?
— Вас, иностранцев, нужно всех перебить. Вы пришли выглядывать нашу землю. А ты со своей проповедью всего больше повредишь Японии.
— А ты разве уже знаком с моим учением?
— Нет, — смутился японец.
— А разве справедливо судить, тем более осуждать кого-нибудь, не выслушав его? Разве справедливо хулить то, чего не знаешь? Ты сначала выслушай да узнай, а потом и суди. Если моё учение будет худо, тогда и прогоняй нас отсюда. Тогда ты будешь справедлив.
— Ну говори!
…Слова отца Николая потрясли самурая. Он попросил продолжения беседы, и вскоре отец Николай уже писал митрополиту Исидору: «Ходит ко мне один жрец древней религии изучать нашу веру. Если он не охладеет или не погибнет (от смертной казни за принятие христианства), то от него можно ждать многого». В другом письме: «Жрец с нетерпением ждёт от меня крещения. Он хорошо образован, умён, красноречив и всею душою предан христианству. Единственная цель его жизни теперь — послужить отечеству распространением христианства, и мне приходится постоянно останавливать его просьбы из опасения, чтобы он не потерял голову, прежде чем успеет сделать что либо для этой цели».
Вскоре Савабе привёл к отцу Николаю двоих друзей. Японцы стали самостоятельно проводить катехизаторские беседы, и к весне 1868 г. уже около 20 человек были готовы принять крещение. В апреле отец Николай тайно крестил троих японцев в своём кабинете. Именно в этот момент, за 5 месяцев до наступления эпохи Мейдзи («Просвещённого правления»), зародилась Японская Православная Церковь. На Савабе — в крещении Павла — тут же обрушились тяжкие испытания, которые, однако, лишь укрепили его ревность, и в 1875 г. он был рукоположен во священника, а его друг Иоанн Сакаи — во диакона.
В конце 1869 г. иеромонах Николай отправляется в Россию ходатайствовать перед Святейшим Синодом о разрешении открыть в Японии Русскую духовную миссию. Огромный интерес представляет его подробнейшая «Докладная записка» о Японии. Это серьёзный труд, включающий в себя важнейшие сведения об истории, культуре и религиях, обычаях и ментальности народа, написанный живым современным языком, с чутким вниманием и любовью к стране и её народу. Изучив подробнейшим образом синту, различные течения буддизма и конфуцианство, а также отношение к религии разных слоёв общества, отец Николай отмечает, что в Японии «атеизм высших обществ и индифферентизм низших происходит прямо и положительно от недостаточности религиозных учений, оттого, что народ исчерпал их до дна и они больше не удовлетворяют его…»
Отец Николай никогда не оскорблял религиозных чувств японцев, никогда не порицал последователей буддизма среди них, и потому даже среди бонз у него было немало друзей. Он писал: «Сердце тут нужно, способность проникнуться нуждами ближнего, почувствовать скорби и радость ближних, точно свои». Одному японскому журналисту святитель сказал: «Три доселешние няньки японского народа, каждая воспитала в нём нечто доброе: синтоизм — честность, буддизм — взаимную любовь, конфуцианизм — взаимное уважение. Этим и стоит Япония. Но пора уже Японии узнать своего Отца Небесного, и что она медлит в сём, что холодна к христианству, это — дурное в ней…»
Однако о европейцах и своих соотечественниках, симпатизирующих буддизму и даже иногда пытающихся следовать ему, отец Николай отзывался в своих дневниках крайне резко, с горечью, остроумно высмеивая их недалёкость и глупость: «Прочитал “Афоризмы” и “Максимы” Шопенгауэра. Учение его, что “зло позитивно, а благо негативно” и что несчастье и страдание — общее правило и даже цель сей жизни, что за дикое ученье! Оттого он и сходится с буддизмом. Буддийское изречение: “Это есть сансара, мир похоти и вожделения, и скорби; мир рождения, болезни, одряхления и умирания… мир, который… не должен существовать”, — советует повторять всякому четыре раза в день. От него-то буддизм вошёл краешком своего тумана в… пустые головы в Европе и Америке, — а отсюда и в Японии, — буддизм-де будущая религия Европы, на место исчезающего христианства».
Впоследствии, когда Япония стала совершенно открытой для европейской цивилизации и начала с восторгом подражать всему иностранному и «прогрессивному», отец Николай писал в дневниках (1897 г.):
«Безверие потоком заливает страну, и все лучшие люди Японии считают это эссенцией цивилизации и гордятся этим… Тёмным и тяжёлым свинцовым облаком висит над Японией… приговор иностранцев: “Не верь Христу, не верь Богу, — всё это старо…”»
***
6 апреля 1870 г. по ходатайству отца Николая в Японии была учреждена Русская духовная миссия. Так началась история Японской Церкви. И только в 1873 г., когда страна взяла курс «на Запад», вышел указ, отменявший антихристианские законы, — это произошло через 12 лет после прибытия туда отца Николая.
Его рвение, любовь к людям и чуткость не остались без ответа. Как из крошечного зёрнышка непостижимо вырастает огромное дерево, так понемногу вырастала и Церковь. Через некоторое время иеромонах Николай перебирается в Токио (оставив в Хакодате своего преемника), где строится здание Миссии с домовой церковью и школой катехизаторов; позднее открывается женское духовное училище на 100 учениц. В это же время была учреждена и семинария, преподавание в которой велось на японском языке; обучение продолжалось 7 лет. Об уровне преподавания в семинарии свидетельствует тот факт, что министр иностранных дел Японии отдал туда на обучение своего сына и двух племянников. Из воспитанников Токийской семинарии вышли такие известные люди, как ректор университета на острове Хоккайдо, губернатор Токио, городской голова Иокогамы, министры и дипломаты. При Миссии также существовали детский приют, иконописная мастерская, хор и библиотека, впоследствии стали издаваться журналы. Число христиан постоянно росло. В 1880 г. по назначению Синода отец Николай был хиротонисан в епископа. Это произошло в России, где он провёл ещё некоторое время, занимаясь сбором пожертвований на Миссию, после чего вновь вернулся в Японию.
***
Владыка всегда вставал в 5 часов утра. Общая утренняя молитва с учениками школ, затем огромное количество дел, церковных и миссионерских, ответы на письма, лекции в семинарии и катехизаторской школе, редактирование материалов для печати, просмотр японских газет и журналов. Ровно в 6 часов вечера (в течение 30 лет!) начинался его второй рабочий день, дело всей его жизни — перевод Священного Писания и богослужебных книг на японский. Это невероятно сложное задание он считал главнейшим для миссионерского дела. Важна не только общая точность, но и тонкости, оттенки значений слов, что требовало необыкновенных знаний языка и интуиции. При переводе молитвы «Господи, помилуй» возник вопрос, как следует переводить слово «помилуй», которое часто воспринимается со значением «помиловать преступника». Епископ Николай говорил: «У нас таких отношений с нашим Богом нет. Мы возьмём слово “аварема”. Так мать “милует” ребёнка, “жалеет” в исконном древнерусском смысле».
Некоторые трудности при переводе возникали также из за того, что многие иероглифы веками использовались буддистами и синтоистами, что придавало им такой смысловой оттенок, который делал опасным или невозможным их употребление в православном контексте (например, в католических переводах Евангелия «Слово» переводится как «Дао»). Святитель пользовался китайским переводом Писания (однако вскоре убедился в его неточности), славянским и английским, сверяя каждый стих с Вульгатой, Септуагинтой*, в трудных местах опираясь на толкования святителя Иоанна Златоуста. За 4-5 часов работы он переводил не более 15 стихов. Все 30 лет постоянным сотрудником по переводам был Павел Накаи — прекрасно образованный, всецело преданный Православию потомок знаменитого в Японии учёного-конфуцианца. Святитель заботился о сохранении смысла речи, в то время как его сотрудник следил за «правильностью и изяществом грамматической и стилевой конструкции», что сам святитель считал самым трудным и кропотливым, требующим «китайско-японской учёности». Важно было, чтобы текст был понятен не только высшим образованным слоям общества, а всему народу, но при этом не содержал вульгаризмов, принятых в простонародье. Учитывая особенности японского языка, это было весьма трудной задачей.
Вульгата — латинский перевод Священного Писания, выполненный блаженным Иеронимом (около 345-420 гг.). Септуагинта — «перевод 70 ти толковников» или просто LXX — «семьдесят» — собрание переводов Ветхого Завета на древнегреческий язык, выполненных в III-II веках до н. э. в Александрии.
Огромное значение святитель придавал посещению церквей. В каждой самой маленькой общине он старался проводить по нескольку дней, знакомясь с жизнью христиан, утешая и поучая своих новых чад. Его посещения всегда были праздником, он старался привозить с собой подарки — всегда разные для взрослых и малышей, зная и угадывая их нужды. Сам владыка жил очень скромно.
24 февраля 1891 г. был освящён огромный собор Воскресения Христова в Токио. Множество народа, приехавшего на освящение, радовались лучам солнца, неожиданно засиявшим на новом куполе после недельного ненастья.
***
5 февраля 1904 г. Япония разорвала дипломатические отношения с Россией. До предела усилились антирусские настроения. Начиналась война. Два священнослужителя, работавшие в Миссии, вернулись в Россию, русский посланник также покинул Японию. Духовенство и миряне Японской Церкви просили епископа Николая остаться, и он ответил, что уже принял такое решение.
«Сегодня по обычаю я служу в соборе, но отныне я не буду принимать участия в общественных богослужениях нашей Церкви… Доселе я молился за процветание и мир Японской империи. Ныне же, раз война объявлена между Японией и моей родиной, я, как русский подданный, не могу молиться за победу Японии над моим собственным Отечеством. Я также имею обязательства к своей родине и именно поэтому буду счастлив видеть, что вы исполняете долг в отношении к своей стране».
В окружном письме японским христианам отец Николай пишет: «Кому придётся идти в сражение, не щадя своей жизни, сражайтесь — не из ненависти к врагу, но из любви к вашим соотчичам… Любовь к Отечеству есть святое чувство… Но кроме земного Отечества у нас есть ещё Отечество небесное… Это Отечество наше есть Церковь, которой мы одинаково члены и по которой дети Отца Небесного действительно составляют одну семью… И будем вместе исполнять наш долг относительно нашего Небесного Отечества, какой кому надлежит… И вместе с тем будем горячо молиться, чтобы Господь поскорее восстановил нарушенный мир…»
Святитель прекратил всякую переписку с Россией и полностью погрузился в переводческую работу. Из дневников видно, как его сердце кровью обливалось при каждом известии о поражениях русских, какое близкое к отчаянию состояние души мрачным грузом давило на него. При этом он одиноко наблюдал, как рядом с ним его братья по вере, ученики семинарии и священнослужители в законном патриотическом восторге празднуют успехи японской армии и молятся о победе над Россией. Вот его дневниковая запись: «Такое тягостное, такое мучительное положение одиночества, войны, угрожающего безденежья, заброшенности от России, замкнутости от Японии, что с какою бы радостью помер, если бы смерть естественная стояла вот тут у дверей!»
Когда в Японию начали прибывать русские пленные (до 73 х тысяч общим числом), святитель Николай с согласия японского правительства основал «Общество духовного утешения военнопленных». Японские священники, владеющие русским языком, окормляли пленных; святитель посылал книги, иконы, серебряные крестики, подарки, отвечал на письма и разнообразные просьбы; в этом ему помогали и сами японские христиане.
***
50 лет служил владыка Николай на Японской земле. Незадолго до кончины он говорил: «Роль наша не выше сохи. Вот крестьянин попахал, соха износилась. Износился и я. И меня бросят. Новая соха начнёт пахать. Так смотрите же, пашите! Пусть Божье дело растёт! А всё-таки приятно, что именно тобой Бог пахал. Значит — и ты не заржавел. Значит, за работой на Божьей ниве и твоя душа несколько очистилась, и за сие будем всегда Бога благодарить».
16 февраля 1912 г. закончились его земные труды. Днём и ночью дети и взрослые приходили в собор попрощаться со своим владыкой. На отпевании в соборе, которое совершалось главным образом на японском языке, среди прочих венков выделялся венок от самого императора Японии — исключительная честь, какой обычно не удостаивались иностранцы. И бесконечный поток христиан, провожавших владыку, был свидетельством того, для чего прожита жизнь.
В 1970 г. епископ Николай был причислен к лику святых. В своих дневниках он не оставил нам строгих поучений и инструкций; в них — пульс и дыхание человека, который знал, зачем ходит по этой земле, и каждый свой вдох и удар сердца посвятил Христу.
По материалам книги «Святитель Николай Японский. Краткое жизнеописание. Дневники 1870-1911 гг.»
Подготовила Ксения Борисенко
www.otrok.ua

Ко Дню семьи, любви и верности: кинопроект «Дорога к храму» (+ Видео)

В 2014-2015 г.г. в гимназии №7 при сотрудничестве с Арсеньевской епархией созданы документальные фильмы,  рассказывающие о становлении духовной культуры в нашем городе. Руководители  проекта – И.Г.  Бердникова, учитель литературы и основ православной культуры, и В.Ю. Кондратьев, учитель информатики и организатор детской киностудии.    Первый из киноочерков,  «Святая Русь» (2014 г.), уже познакомил зрителей с храмами, которые сегодня действуют в г. Арсеньеве.

Святые Петр и Феврония

Протоиерей Андрей Ткачев
.
За что воюет Америка? – За полный бак горючего и за доллар как всемирную резервную валюту.
За что воюет Европа? – За право Джона залезть в постель к Майклу и назваться его женой. А еще за право аквариумной рыбки не быть зажаренной.
За что воюет радикальный ислам? – За победу шариатского государства на всем земном шаре.
А Россия? Она воюет или нет? Если да, то за что? Она воюет, будьте уверены. Но без кассетных бомб и химического оружия. Она воюет за семью, брак и верность. Это вам не полный бак, не аквариумные рыбки и даже не шариатское государство. Это круче.

Стратегия развития воспитания

Арсеньевская городская общественно-
политическая газета «Восход»
четверг 2 июля 2015 г. № 71 (10438)
Приоритетной задачей Российской Федерации в сфере воспитания детей является развитие высокон­равственной личности, разделяющей российские традиционные духовные ценности, обладающей актуаль­ными знаниями и умениями, способной реализовать свой потенциал в условиях современного общества, готовой к мирному созиданию и защите Родины.

Престольный праздник Иоанно-Предтеченского скита (+ Фото + Видео)

7 июля Православная Церковь отмечает день Рождества святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.
В канун праздника Преосвященнейший Гурий совершил всенощное бдение в кафедральном Благовещенском соборе в сослужении иерея Михаила Котенко и диакона Александра Семенова.
На следующий день около 40 паломников из Арсеньева, Владивостока, Анучинского района собрались в мужском Иоанно-Предтеченском скиту, расположенном близ села Нововарваровка. Богослужение возглавил Преосвященнейший Гурий, епископ Арсеньевский и Дальнегорский, в сослужении иеромонаха Варсонофия (Рыжова) и диакона Александра Семенова.

«Бизнес-Арс» о ярмарке хоров

Газета «БИЗНЕС-Арс» 
№27 (1111) PC 2 – 8 июля 2015 г.
26 сентября 2015 г. в п. Кавалерово пройдёт отборочный этап Дальневосточной ярмарки хоров «За Веру и Отечество».
Хоровая песня испокон веков объеди­няла людей и на труд, и на ратный подвиг. И сегодня произведения духовно-патриотической песни могут стать созидающим и объединяющим фактором оздоровления общества. Необходимо дать новую жизнь произведениям музыкальной культуры прошлого, незаслуженно забытым в постперестроечное время, – тем самым сохранить песенно-хоровое наследие на­ших предков.

Ценности наши

Газета «БИЗНЕС-Арс»
№27 (1111) PC 2 – 8 июля 2015 г.
Помнить историю родного государства, чтить традиции народа, к которому принадлежишь духовно, душевно и сердечно – естественное поведение человека. Но, имея мятущиеся души, мы неустанно подвергаем сомнению свой жизненный опыт, пересматриваем собственное отношение к разным аспектам жизни. Страстно желая получить не всегда заслуженное «сладкое», мы легко соблазняемся цветными «фантиками», в которые в действительности завёрнуто если не что-то скверное, то уж почти всегда – нечто, в чём мы не испытываем никакой надобности.

Архиерейское богослужение в с. Еловка (+ Фото)

6 июля, в день чествования Владимирской иконы Божией Матери, епископ Арсеньевский и Дальнегорский Гурий совершил Божественную Литургию в храме преподобного Серафима Саровского в селе Еловка. Владыке сослужил иерей Константин Мироненко и диакон Александр Семенов. Пел местный приходской хор во главе с Татьяной Приходько из села Муравейка, на службе молились дети из сел Еловка и Муравейка.
vkontakte
vkontakte
facebook
elitsy
instagram