Иерей Олег Пушенко: бесхитростный рассказ о жизни в тайге и о Боге

В 2016 году мы начали публикацию цикла под названием «Люди Арсеньевской епархии». Люди Церкви – кто они? Жизнь пройти – не поле перейти, но каждого человека ведет Божественный Промысел. Люди – это главное богатство, главное сокровище всей полноты Церкви и Арсеньевской епархии как её части.
В 2017 году цикл был продолжен, все интервью цикла можно прочитать здесь. И теперь мы возобновляем публикации интервью клириков и интересных людей Арсеньевской епархии.
С 7 по 12 августа планируется миссионерская поездка в Тернейский район, подобная прошлогодней. Пока стоит тёплая погода, клирики Арсеньевской епархии во главе с епископом Арсеньевским и Дальнегорским Гурием попытаются проехать по северным сёлам епархии, чтобы совершить Таинство Крещения и Божественную Литургию в самых отдалённых уголках северо-востока Приморья. В подобных миссионерских поездках неизменно принимает участие настоятель храмов Тернейского района иерей Олег Пушенко. О нем мы и хотим сегодня рассказать.
— Батюшка, благословите! Традиционный вопрос для нашего цикла: как Вы пришли к Богу?
— В молодости я часто задавался вопросом: есть ли смысл жизни? Почему с одним происходит так, а с другим этак? В чем дело? Один раз помолился Богу, попросил дать ответ, и Господь потихоньку мне начал открывать Себя, дал возможность прочитать Библию, увидеть причинно-следственные связи в жизни. Например, если человек кого-то проклинает, то потом он получает за это наказание. В церковь я стал ходить, книги читать: Библию, творения Святых отцов, какие-то брошюры. В Псалтири сказано: «Все пути Господни - милость и истина к хранящим завет Его и откровения Его». (Псалом 24:10) Так и со мной произошло: Господь дал мне возможность увидеть и понять, что жизнь не бессмысленна, что Церковь — это не только кланяющиеся бабушки, а это глубина, смысл, премудрость.
Один из таких случаев, которые привели меня к Богу, могу рассказать. Во времена моей молодости, 80-е годы прошлого века, так сложилось, что я попал в Москву работать на завод. Тога я был еще неверующим, но Господь уже вел меня Ему Одному известным путем. И пошел я как-то в Третьяковку, раз уж так вышло, что я в Москве. Некоторые картины мне понравились, например «Тройка» В.Г.Перова. Гулял я по галерее и случайно наткнулся на зал с иконами. Зашел, и прям чувствую: здесь все – по-другому. Чувствую, что по-другому, а как именно по-другому – не могу понять. Только понял, что если «Тройка» вызывает сострадание и гнев, то рядом с иконами все чувства такие тихие… Вот благодаря таким случаям я и пришел впоследствии к Богу.
— Как вы решили стать священником?
— Просто появилось желание послужить Богу. В тот момент я не осознавал всю высоту и значимость этого служения. Наверное, если бы я тогда осознавал насколько велико священническое служение, то никогда не дерзнул бы идти по этому поприщу. Только теперь я понимаю, насколько это великий дар — служения Богу и близким. Священник должен быть таким, как преподобные Серафим Саровский, Сергий Радонежский, как святитель Иоанн Златоуст. А я – ну я же не Златоуст. На мой взгляд, хороших священников очень-очень мало, и я себе таковым уж точно не считаю.
Сейчас я окормляю три храма: в Пластуне, Тернее и Малой Кеме. Это далекие, прибрежные, таежные приходы. Как-то раз мои родственники приезжали сюда и удивлялись: «Как все зелено!». Когда-то давно я читал книжечку, в которой говорилось, что первые переселенцы называли Приморский край — «Зеленый угол». Согласен с этим поэтическим названием. Край наш богат источниками минеральных вод, растительностью, лекарственными растениями (лимонник, женьшень и др.). Климат здесь холодные, самые лучшие и теплые месяцы – август-сентябрь.
Вообще весь мир красивый: в Москве красивые кленовые листья, в Новосибирске — сосны, в Красноярске – скалы, пустыни, моря. У нас пустынь нет, но есть море, сопки, есть такие места, откуда взору открывается и тайга, и морская гладь. Есть такие места, где можно увидеть, как в речке рыба ходит туда-сюда, то есть вода в реках достаточно чистая, рыба вся годная. В детстве, помню, заходишь в лес, там полутораметровый мох висит на деревьях. Вот так коротко можно рассказать о нашем крае.
Люди здесь живут разные, по-таёжному суровые, самостоятельные, но в основном простые и искренние. У многих участки в лесу охотничьи такие, что можно целый день идти и не дойти до его конца. Улыбаются редко, но если тебе нужна помощь – всегда помогут. В целом – хорошие люди, но из-за незнания закона Божиего многие шишки себе набивают.
Живем мы обыкновенно. Из-за большого количества приходов жизнь получается в разъездах. Ну, собственно говоря, священнику так и положено: иерейская фелонь – это по сути дорожный плащ. Так и приходится ездить, и даже от кабанов убегать иногда.
Вот еще такой случай расскажу: однажды мне пришлось от тигрёнка на машине убегать. Дело было так: я возвращался не то с Кемы, не то с Тернея. И уже по темноте ехал, и вот на дороге тигрёнок решил поиграться со мной. Еду и смотрю: глаза мелькают под фарами. Я подумал, это лисица, енот или барсук. А тут блеснули глаза, я остановился, а это тигрёнок был. Он решил поиграться с моей машиной, а я испугался, что он ударится о машину и заверещит. Тогда из тайги выйдет тигрица, и мало мне не покажется… Слава Богу, вовремя всё это сообразил, дал по газам, и успел уехать, фактически убежал от тигрёнка на машине.
Разные истории случаются. Иной раз не устаешь удивляться, как Господь людей сводит. Например, как-то раз ездили мы с Владыкой Гурием в миссионерскую поездку в поселок Светлая, служили там Литургию. Это был праздник святых апостолов Петра и Павла, в том году совпал с Днем рыбака. И встретили мы там на реке двух рыбаков: «О, а чо это вы тут делаете? – Вот, приехали с миссионерской поездкой». И раз-раз и получилось так, что мы их покрестили, рыбаков этих. А потом, через несколько лет как-то раз у меня машина сломалась. Стою на дороге, и едет мужичок какой-то. И, оказывается, это был тот один из мужиков, которых мы тогда покрестили. Вот так бывает.
— Какие трудности Вы испытываете?
— Сёла, которые я окормляю, находятся в глухой тайге, и конечно, мы испытываем большие сложности со строительством храмов. Например, домовый храм в с.Малая Кема находится в доме 1937 года постройки. В этом селе проживает всего лишь около 700 жителей, на службу собираются в основном бабушки.
— Как же там люди выживают?
— Кто огород сажает, кто домашний скот держит, кто у Бога милости просит, кто лес пилит. Сейчас понемногу люди занимаются рыболовством, раньше могли только те, у кого разрешение было, сейчас все.
— За годы священнического служения вам приходилось быть свидетелем чудес? Расскажите о них.
— Однажды у меня был такой случай: у одной женщины была проблема со здоровьем, врачи не могли подобрать курс лечения, а в скором времени и вовсе отказали в помощи. Она приходила в храм на соборование, молилась со всеми и через некоторое время рассказала мне, что симптомы ее болезни прошли.
Другой женщине поставили серьезный диагноз во время беременности. Вся ее семья очень испугалась, что при родах и роженица умрет, и дитя. Тогда я попросил людей на приходе молиться за нее Это было около года назад. Слава Богу, роды прошли успешно, родилась девочка — назвали Дарьей, потому что подарена Богом.
Господь всех нас ведёт и воспитывает: и батюшек, и прихожан. Знаете, есть выражение такое, что Бог не в стенах, не в брёвнах, а в рёбрах. И тогда получается, что главное – это люди, приход. Все мы разные, и приходится притираться друг к другу, учиться нравственным христианским нормам, православному миропониманию. Одно дело – когда мы приходим и говорим: «Всё, мы верим в Бога». А другое дело – научиться, терпеть, прощать, помогать. Худо-бедно, но наши приходы растут и укрепляются, и Господь не оставляет нас.
Екатерина Придворова
Просмотров: 417
vkontakte
vkontakte
facebook
elitsy
instagram