Интервью с епископом Гурием – О радости Светлого Христова Воскресения, о пути к Господу и о жизни…

В православном календаре Страстная седмица Великого поста. Для Арсеньевской епархии – время горячее. Идут ежедневные богослужения.
Однако же не прекращается и другая деятельность епархии. Накануне завершилась очередная поездка по северным районам епархии.
Подведены итоги конкурса «Лира добра», отливающие золотом грамоты «томятся» в ожидании церемонии награждения.
И открытие выставки русского народного костюма, ее можно уже называть традиционной, состоялось недавно в рамках постоянно действующего проекта «Дальневосточная ярмарка русской культуры «За Веру и Отечество».
Несмотря на огромную занятость, епископ Арсеньевский и Дальнегорский Гурий согласился выкроить время для интервью «Сельскому труженику».
– Владыка, коль наша встреча происходит в преддверии Пасхи, первый вопрос касается этого события. Почему Пасху называют «праздником праздников»? Не логичнее ли было так именовать Рождество Христово, ведь не родись Божественный Младенец, и Воскресения не случилось бы.
– Не соглашусь. Рождество Христово – великий праздник, без сомнения, но, рождаются многие, а воскрес лишь Христос. Были и другие случаи воскрешения, но все они связаны со Христом. В Евангелии сказано: «Если Христос не воскрес, то тщетна наша вера». Важнее Рождества, на мой взгляд, и Благовещение Пресвятой Богородицы, именно этот праздник фиксирует событие: «Бог стал плотью».
Попытаюсь объяснить, почему Пасха все же главнее всех других праздников. В буквальном смысле само слово означает «переход». Ветхозаветная Пасха свидетельствовала о переходе направляемых Богом израильтян «яко по суху» через Красное море, а в Новом Завете Иисус Христос совершил переход через смерть. Он умер, воскрес и открыл дорогу в Царствие Небесное.
Для нас важно, что Христос воскрес, значит, и мы все воскреснем: грешники для ада, праведники для радости в жизни вечной. Что мы празднуем в День Светлого Христова Воскресения? Торжество и обновление жизни! Весь строй православной церкви наполнен пасхальной радостью.
– Вы сказали: «были и другие случаи воскрешения». Не припомню кого-либо еще в истории, помимо Иисуса.
– Как же, а воскрешение Лазаря!?
– Какой прок от такого воскрешения, если он вскоре умер?
– Воскресив Лазаря прежде собственного Воскресения, Господь дал ответ на будущие сомнения, на скепсис маловеров. В этом смысл данного евангельского события. Воскрешение христиан случалось в разные века. Смысл их в том же – показать пример силы Господней и укрепить веру в будущее воскрешение для всех. Это вовсе не сказки: свидетельства о воскресших людях сохранились в исторических архивах разных стран, документы доступны исследователям.
– Я понимаю, если спрошу Вас, как православный христианин должен готовиться к Пасхе, вы ответите – неустанной молитвой и постом. Однако, в сегодняшних реалиях этот человек преимущественно работающий и… невоцерковленный. Существует ли, скажем так, обязательный минимум в данном случае?
– У поколения наших дедов не могло даже возникнуть вопроса: а можно ли без поста и молитвы ворваться в праздник. Но коль он возник, отвечу: «Солнце светит для всех, и Пасха наступит тоже для всех». Тем не менее, напомню, Великий пост – время покаяния, углубленного размышления о наших грехах, усердной молитвы, воздержания от скоромной пищи и увеселений. Время духовного роста.
Так и только так христианин должен готовиться к встрече с Воскресшим Господом, потому что это праздник духовный. И чем больше человек потрудится, тем больше ему дастся, «по вере вашей да будет вам».
Когда врач назначает больному диету, тот выполняет назначенное ради здоровья своего тела. Почему же тогда он не хочет сделать то же самое для исцеления души, ведь душа важнее?
До Пасхи остается всего одна неделя, но какая – Страстная седмица. Каждый день ее отражает последние дни земной жизни Христа, в которые случились предательства Иуды и Тайная вечеря, смерть на Кресте и погребение.
В эти дни хорошо бы отказаться хотя бы от мяса, уделить время духовному чтению, молитве и посещать чаще храм. В «злохудожную и ленивую душу», как говорили в древности, не войдет премудрость Божия, и не получит такой человек радости от Пасхальных торжеств и праздничной трапезы.
– Иными словами, духовного очищения без поста не бывает.
– Пост – очень важная составляющая. Он является внешним фактором, аналогичным по сути поклонам, освящению продуктов святою водой. Все вместе взятое – внешняя атрибутика. А духовное очищение достигается серьезной внутренней работой, движением ума и сердца, отвлечением от сиюминутных забот и полным погружением в молитву.
Продолжительная работа над собой позволяет достичь такого состояния, когда душа радуется молитве, наполняется священными знаниями. Когда сердце преисполнено желанием делать добрые дела.
– О добрых делах. Если я в пост выхаживала больную собаку, считается ли это добрым делом?
– Любое дело, направленное во благо, является добрым. В Библии сказано: «блажен, иже и скоты милует». Заботиться об условиях для животного, о его пропитании, лечить его в болезни – это добрые заботы ответственного человека. И беспризорного приютить тоже бесспорным благом является. В особенности, когда в семье есть дети: получая достойный пример отношения к животным, они сами воспитываются в доброте.
Однако, тем, кто больше нацелен на совершение благ для животных и равнодушен к страданиям людей, напомню: животных Господь послал человеку в услужение. Хотя они способны испытывать радость, страдания, привязанность, душа их устроена проще, она не наследует Царствия Небесного. Неправильно, когда человек чрезмерно заботится о животных, пренебрегая своими обязанностями по отношению к Богу и людям.
– Можно ли на Пасху ходить на кладбище?
– Традиция на Пасху посещать могилы родных появилась в советское время. Связана она с попыткой власти отвернуть людей от веры: храмы на Пасху были закрыты, а на Радоницу запрещалось посещать кладбище. Почему так поступают люди до сих пор, отвечу притчей: «Жила одна семья. Храма в тех местах не было, и дед на закате ходил к морю, чтобы помолиться Христу – Солнцу правды. Его сын приходил на то же место, чтобы провожать за горизонт солнце в память своего отца. А внук просто приходил посмотреть на закат».
Церковные каноны на Пасху и в течение восьми последующих дней не предусматривают посещение кладбищ и проведение заупокойных служб в храме. Лучше делать это на Радоницу – специальный поминальный день после Пасхи.
– А выпить-закусить на могилке возбраняется или нет? Многих это интересует.
– Обряд поминальной трапезы дошел до нас из язычества и, конечно, он ничего общего не имеет с православием. Кому хочется соблюдать эту стародавнюю традицию, почему нет, пусть соблюдает. Стоит помнить только: устраивать гулянку с обильным возлиянием на могиле почивших родных недопустимо!
И главное, мертвые нуждаются в нашей молитве, через нее происходит единение душ, связь поколений, и у наших близких ослабляются адские мучения. 
– В этом году так выпадает: Пасха накануне праздника Весны и Труда, а Радоница – накануне Дня Победы. Видите ли вы в этом сакральный смысл, и наблюдается ли взаимопроникновение православной и светской традиций?
– Безусловно. Если наложить пасхалию на календарь знаменательных дат отечественной истории, откроется удивительное – важнейшие события и победы русского оружия совпадают с великими православными праздниками. Как вы помните, самая страшная и кровопролитная в истории нашей страны война началась 22 июня 1941 года. Это был День памяти Всех русских святых, а Рейхстаг взяли 6 мая 1945 года – на Пасху, которая в тот год совпала с Днем памяти святого великомученика Георгия Победоносца.
Святой Георгий изображается на иконах с копьем в руке, разящим змея, в этом ли не утверждение: «Где твое, смерть, жало?» Безусловно, российский народ предпринял неимоверные усилия и явил миру чудо героизма, но Победу все же даровал Господь! Что до взаимопроникновения традиций, приведу тому яркий пример. С 1990-х годов 9 Мая совершаются благодарственный молебен и заупокойная панихида по павшим воинам. Так, в религиозном календаре, как и в гражданском, день окрасился тем же памятным содержанием.
– Владыка, а расскажите, пожалуйста, о праздновании Пасхи в вашей семье до того, как вы стали священнослужителем и монахом?
– Ничего запоминающегося, связанного с Пасхой, до принятия святого Крещения в моей жизни не было. Я рос обычным советским мальчиком, учился в школе, увлекался спортом и живописью, в изостудию ходил, в казаков-разбойников и лапту любил играть. И было это в подмосковном Калининграде. Мои родители оба окончили университет марксизма-ленинизма, оба работали в космической отрасли: отец занимал должность заместителя главного конструктора, мама – инженер. Единственным верующим человеком в семье была бабушка по линии мамы. Самое удивительное, я даже не помню из глубокого детства куличей и крашенок.
– А как вы пришли к Богу?
– Мне исполнилось 24 года. За плечами уже имелся жизненный багаж. В нем уместились представления, что мир не только материален, как учит нас диалектика, но и духовен; некоторые знания о православной вере я почерпнул из произведений Достоевского. Также у меня был личный опыт осмысления предательства и потерь. Я неосознанно искал Бога, и Он устроил мне знакомство с хорошим человеком, который дал мне прочесть Евангелие. Одолев книгу, я понял: отныне слово Божие – мой посох, на который я могу опереться в жизни.
– А как вы встретили свою первую Пасху?
– 2 апреля 1984 года я крестился, а 14-го была Пасха. Я – житель городской, но случай забросил меня вместе с двумя друзьями в деревню в Ярославской области. Мы пришли в храм, вел службу один священник. Праздничный чин предполагает неоднократное переоблачение, а поскольку процесс этот не такой простой, как может показаться со стороны, он попросил нас помочь. Мы вошли в алтарь, помогали ему, а потом, во время Крестного хода, несли церковные Святыни.
А когда наутро, разговевшись, пошли пешком обратно, обратили внимание на восход. Солнце играло (я и в другие годы замечал, что на Пасху солнце именно играет). И вот появилась туча, похожая на дракона с открытой пастью, и облекла солнце своими челюстями, будто собирается проглотить. Вдруг голова «дракона» обломилась, и солнце воссияло еще ярче. Эта аллегория победы солнца легла мне на сердце.
Это воспоминание празднования первой моей Пасхи с добрым знамением. Возвращаясь в памяти к тем пасхальным событиям, я все более укреплялся в вере, начал поиски для себя духовника и наставника, который впоследствии и благословил меня на священство.
– Как отнеслись родители к вашему решению? Судя по образованию и занимаемым должностям, они ведь были коммунистами и атеистами.
– Да, так и было. Я благодарен своим родителям за то, что они не сделали из этого события – пойти своей стезей в жизни – трагедии. Мы много беседовали с ними. Поскольку они – люди разумные, стали читать православную литературу, размышлять об истоках мироздания, вникать, а в результате оба уверовали.
Слово Божие стало все больше воцаряться в нашем доме, отец в возрасте 62-х лет стал священником и на протяжении восемнадцати лет, до самой смерти, служил добрым пастырем своим прихожанам. Мама была ему верной опорой во всем, а два года назад, в 80-летнем возрасте, приняла монашество.
– Вы долго жили в самом сердце России. Культурная жизнь столицы многогранна, богата событиями. В одной из бесед вы упоминали, что в качестве священнослужителя и архитектора в одном лице участвовали в работе по восстановлению взорванного большевиками храма Христа Спасителя. Главный собор страны, можно сказать, символ Православия. И вдруг после такого – отдаленная епархия. Не означает ли это для вас, выражаясь мирским языком, некоторой потери в плане профессиональном, культурном, и откатом в прошлое?
– Приморский край – регион особенный, обделенный. Здесь нет укоренившихся традиций, мало храмов и монастырей, потому он крайне нуждается в подвижниках.
Послушание – именно так изначально я воспринимаю свою миссию. Оглядываясь назад, могу сказать, что за эти восемь лет с момента образования епархии сделано с Божией помощью немало: открыты новые храмы, часовни. Вот и в Арсеньеве уже действует храм на улице Октябрьской, третий по счету в городе. Самым масштабным проектом, конечно, является строящееся епархиальное управление с женской монашеской обителью, библиотекой и музеем русской культуры.
При таком объеме строительства (а каждый храм возводится по индивидуальному проекту, опираясь на лучшие образцы монументальной архитектуры и русского деревянного зодчества) трудно растерять профессиональные навыки. Скорее, наоборот.
Не менее архитектурных, по степени важности, я считаю проекты культурные, просветительские, в которых Арсеньевская епархия участвует.
Крупнейший из них, грантовый проект, объединивший много участников из разных населенных пунктов, разного возраста и профессий – «Дальневосточная ярмарка рус¬ской культуры «За Веру и Отечество».
Этот проект реализуется при поддержке Фонда президентских грантов. Путь в храм у каждого свой, но благодаря просветительству и культурным событиям, в том числе прихожан в епархии стало в три раза больше, чем восемь лет назад.
Что еще важно для меня лично, я так искренне полюбил этот край, что в пору считать себя приморцем.
– Вы как-то говорили, что в этом году планируется приезд в Арсеньев Патриарха Кирилла. Планы не изменились?
– Приезд Патриарха ожидается в связи с радостным событием в культурной жизни всего Приморья. Подходит к завершению строительство Преображенского кафедрального храма, который станет главным собором края, его освятит сам Патриарх Кирилл. В этой поездке он и посетит наш Богоспасаемый град Арсеньев.
– В прошлом году в нашем календаре произошло событие, незаслуженно обойденное вниманием, – 100-летие со дня расстрела царской семьи. Какое значение, на ваш взгляд, имеет оно для РПЦ и для российского общества?
– Это печальное историческое событие, РПЦ отметила его как скорбный праздник, ведь речь идет не о простой семье. Царь Николай Второй – помазанник Божий, он и его родные причислены к лику святых. В храме в Кавалерово, освященном в честь царственных страстотерпцев, и в других храмах епархии, проводились молебны с Крестным ходом, на многочисленных встречах со школьниками, беседы о царской семье и мученической кончине.
Почему это так важно? Святые мученики Романовы при жизни давали пример искренней любви к Богу и Отечеству, почитания традиционных ценностей, человеколюбия, прекрасных семейных взаимоотношений, а ныне подают образец мужества и стойкости перед лицом смерти.
Все беды, свалившиеся после 1917 года: раскулачивание, репрессии, войны случились не просто так, это – расплата за предательство веры и Богом поставленного царя. Не надо забывать об этой трагедии.
– Несколько лет назад я встречала Пасху в храме иконы Казанской Божьей Матери в Находке. Храм в два раза больше, чем в Арсеньеве, был полон. А тем же летом, в праздник Курбан-байрам, довелось проходить мимо мечети. Весь двор был занят молящимися на ковриках людьми, видимо, им не хватило места внутри. Этот пример наглядно демонстрирует, соотечественники-мусульмане гораздо ревностнее берегут свои традиции, нежели православные. Что с нами не так?
– Есть несколько причин равнодушия к вере. Истоки одной кроятся в воспитании. Посмотрите на мусульманскую семью, она многодетная, а в больших семьях крепче родственные связи, выше авторитет старших, прочнее устои.
В русских семьях, наоборот, трое детей стали большой редкостью. Громадная разница в одежде. Молоденькая мусульманка одета скромно, в то время, как дочь православных родителей едва прикрыта. Ее облик провоцирует, соблазняет и не настра¬ивает на восприятие семейных ценностей. Глядя на такую девушку, не возникает даже мысли, что в будущем она станет хорошей женой и матерью.
Но главная причина кроется в гонении на христианство. В гонении не средневековом, когда в Европе последователей сжигали на кострах, или подобном тому, что происходило в 30-е годы в СССР, когда священников убивали и ссылали в лагеря, а скрытом, путем растления. Сегодня в стране нет четко выраженной идеологии, наблюдается вырождение патриотизма. При царе Константине в Риме оформилась власть теократии, ставившей Бога на первое место, на базе ее империя достигла высочайшего расцвета.
Нынешний идеал – гуманизм, общество, где высшей ценностью считается человек. Само по себе это хорошо, но в данной системе нет места Богу. На зияющей духовной дыре происходит множество спекуляций. Нам из-за рубежа подсовывают образец западной жизни, прославляющей стремление к богатству, развлечениям, и только где-то в конце списка вдруг всплывает вера христианская.
С телеэкранов и мониторов льется потоком всякая бесовщина с летающими тарелками, космическими взрывами, драконами, вампирами – это все дальше уводит нашу культуру от родных истоков.
– А разве не отворачивает людей от Бога беспросветная жизнь, социальное неравенство, когда богатые богатеют, бедные беднеют? Выпускник вуза с красным дипломом в кармане ни за что не найдет престижной работы, если у него нет тетушки в городской администрации. А была бы, так и образования не надо. Если в подобной ситуации он и будет искать помощь, то едва ли Божью.
– Большие деньги развращают людей, в этом я убежден. В чем соглашусь с вами, у человека социально незащищенного, мысли не о душе, а о хлебе насущном. В особенности в сельских районах многие люди вынуждены выживать на десять тысяч рублей в месяц, что крайне затруднительно, и дело чести власти и общества – не бросать их наедине со своими проблемами.
– Что делать?
– В самые тяжелые моменты в жизни страны: голод, смута, война, большая ответственность ложилась на плечи священников. Люди шли к ним за укреплением духовных сил, за надеждой, за советом. Вот и сегодня многое зависит от духовных пастырей, как говорят в народе, «каков поп – таков и приход».
Если священник активный, живой, а главное, уважаемый, то разрушительные перемены извне не смогут своротить с пути ведомую им паству. Задача священства сегодня – наставить, объяснить, показать россиянам исторический путь: великий, созидательный, русский. Сбиться с него означает потерю самоидентификации.
– Не могу не спросить про церковный раскол на Украине. Я лично не вижу принципиальной разницы между выделением украинской православной церкви из состава Вселенской и лютеранской из Римско¬католической. Тогда тоже много претензий было к Лютеру, а по факту оказалось, благое дело сделал: перевел Библию на немецкий, службу упростил, привлек массы. В чем вы видите опасность последних преобразований?
– Не совсем так. Церковный раскол на Украине связан не с тем, что Украинская Церковь вышла из состава РПЦ, а с самочинием Вселенского Патриарха, который на чужой канонической территории пытается установить свои законы против желания верующих украинцев.
Лютер же, видя серьезные нарушения в Латинской церкви стал протестовать, но вместо возвращения в лоно Матери – Церкви, те. в Православие, создал новую раскольническую, еретическую организацию – Протестантскую церковь.
Из одной еретической возникла другая, еще более еретическая религиозная структура. А плодами этих западных мудрований стали: возвышение человека над Богом, иезуитский принцип «цель оправдывает средства», гендерные перекосы и, как следствие – разделения в обществе, вражда, войны и прочее.
На Украине сегодня происходит нечто подобное, но не совсем. Там была единая Русская православная церковь, часть Вселенской, и от Нее отделилась самостийная, незаконная, раскольническая община. Это отход от Христа, от благодати Божией. По факту, украинский народ не сохранил целостности Церкви под натиском политической диверсии, и произошло разобщение народа на религиозной почве, которое, скорее всего, приведет к самым негативным последствиям.
– Связывает ли Русская Православная Церковь свое возрождение, произошедшее на гребне развала СССР, с именем Бориса Ельцина?
– Свое возрождение Церковь получила из рук Христа. Да, после развала СССР стало больше строиться храмов, больше стало священников, но дело не в количестве, дело в силе веры. В советское время в храмах народа было совсем мало. Но в них собирались родные по духу люди, стойкие, не боявшиеся преследований, истинно верующие.
Приведу пример из священной истории. Святой Марк Афинский, живший в 4 веке, был отшельником. Когда перед смертью Господь прислал к нему преподобного Афанасия Великого, он спросил его: «Как там в миру?» Тот ответил: «Пришел царь Константин, и все стали верующие». «Так веруют, – ответил Марк Афинский, – что могут попросить гору сдвинуться с места, и она послушает?» Когда святой говорил, гора начала двигаться к морю. Заметив, Святой Марк обратился к горе: «Это я не с тобой разговариваю, вернись обратно», и гора вернулась обратно.
Почему я привожу этот пример? Сила веры постепенно снижается. Всплеск потребности в ней, в религиозной жизни, произошедший в 90-е годы, когда люди начали массово принимать крещение, случился потому, что многие слишком долго были лишены этой возможности. Связывать это явление с именем конкретного президента, гражданского лица, я бы все-таки не стал.
– Владыка, что Вы пожелали бы читателям «Сельского труженика» в завершение нашей беседы?
– Я желаю жителям Яковлевского района мирного неба, хорошей погоды и добрых урожаев, крепких многодетных семей, чистых помыслов и крепкой православной веры. Надеюсь, что все вместе мы возродим Приморье – наш общий дом. Благодати вам Божией!
Беседовала Е. Раменская
«Сельский труженик»
№ 16 (9678) 25 апреля 2019 г.
Просмотров: 488
Преподобный Серафим Саровский
Вeра безъ дeлъ мертва есть (Иак. 2, 26); а дела веры суть: любовь, мир, долготерпение, милость, смирение, несение креста и жизнь по духу. Только такая вера вменяется в правду. Истинная вера не может быть без дел: кто истинно верует, тот непременно имеет и дела.
Преподобный Серафим Саровский
vkontakte
vkontakte
facebook
elitsy
instagram