(Посвящается 100-летию Сандагоуской церкви)
О Мати Церковь – свет России,
Взыскание души моей!
Я счастлив тем, что блудным сыном
Рыдал на паперти твоей.
иеромонах Роман (Матюшин)
.
В силу особенностей истории нашего края, 100-летие со времени постройки местной церкви – солидный срок. Конечно, это событие было бы праздничным только в том случае, если бы она была жива. А если мы празднуем юбилей церкви, которой нет с нами уже почти 87 лет? Остаётся лишь с болью утешаться тем, что жива память о ней – спасительнице, утешительнице и исповеднице, о её короткой и яркой жизни.
И вот с печалью и радостью мы чтим одну из таких сельских церквей в глубинке края – Сандагоускую (с. Сандагоу, ныне Булыга-Фадеево), построенную и освящённую в 1914 году.
Поселение Сандагоу на реке Улахэ (верхнее течение реки Уссури) было одним из типичных «медвежьих мест» нашего края. Всё, как и полагается в этом случае: огромная отдалённость от административных центров, таёжные дебри (сплошной кедровник) и глушь, отсутствие дорог, малая населённость и почти полное отсутствие хотя бы малейших примет цивилизации. В своём докладе военному губернатору Приморской области И.Г. Баранову от 6 ноября 1887 года заведующий Переселенческим Управлением Южно-Уссурийского края Ф.Ф. Буссе, проводивший первичное обследование территорий, пригодных для заселения, в том числе и Улахинской долины, отмечал, что из-за проблем с путями сообщения «колонизация долины р. Улахэ представляет большое затруднение». «В настоящее время движение совершается по двум тропам, первая идёт из Бельцовой на Ольгу и сообщается с долиной Улахэ через устье р. Нотагаузы, другая пересекает хребет от фанзы Хоалаза до китайской деревни Сандагоу». В действительности троп было не менее трёх, но лишь одна из них была «хорошо наторена» и являлась главным торговым путём для китайского населения среднего течения Улахэ. Не совсем справедливо будет утверждать, что прибывшие сюда «из России» крестьяне были первыми поселенцами (хотя традиционно они так и называются), ведь ко времени их прибытия в здешней тайге было разбросано 12 китайских фанз, а китайская деревня Сандагоу известна в крае задолго до этого времени.
В 1906 году здесь проживало несколько десятков семей переселенцев, в основном из Гродненской губернии. Строились в сплошном кедровнике. Родившийся в Сандагоу в 1923 году С.П. Олесик, сын первопоселенцев, прибывших в село в 1907 году, рассказывал со слов отца, что фанзы китайцев были разбросаны по всему селу, самих китайцев было довольно много. Кроме земледелия они промышляли в тайге, выбирая из неё всё самое ценное: добывали соболя и копали женьшень. Однако казаки, прибывшие из Уссурийска в 1908 году, спалили все фанзы, при этом, не тронув самих китайцев.
С 1909 года при разделении Южно-Уссурийского уезда был выделен Иманский уезд, а с 1911 года Сандагоу стало частью его новой Чугуевской волости. По переписи 1912 года здесь числится уже 574 человека. Население занимались земледелием, одновременно рубило лес и строилось.

с. Булыга-Фадеево. Дом первопоселенца Марченко Тимофея Денисовича, 1910 года постройки. Фото 2014 г.

с. Булыга-Фадеево. Дом первопоселенца Марченко Тимофея Денисовича, 1910 года постройки. Фото 2014 г.

При этом насущной необходимостью для переселенцев, почти поголовно православных, была церковь. Несмотря на то, что в Сандагоу поселились и староверы, все как-то мирно уживались. Из доклада заведующего переселением крестьян в Ю-У крае Н.С. Веденского от 13 июня 1894г. о необходимости постройки церквей: «Церкви в Южно-Уссурийском округе служат почти единственным связывающим звеном населению, собравшемуся сюда из разных местностей. Церкви же удовлетворяют духовной потребности народа, так недавно ещё покинувшего свою родину и близких там людей и вследствие этого находящегося более или менее в угнетённом состоянии духа. Молитва в храме, кроме удовлетворения религиозного чувства, несомненно, будет способствовать укреплению его духа, придаст бодрость и энергию в борьбе с теми трудностями, которые приходится преодолевать переселенцам на новых, первобытных местах. А потому устройство церквей должно быть поставлено на первую очередь из всех других потребностей…». (Ф.1. Оп. 5. Д. 616. Л. 56-57 Подлинник. Рукопись).
В соответствии с Указом Святейшего Синода от 13.02.1912 г. в Сандагоу был открыт самостоятельный приход. До этого, с 1908 года, духовные нужды первопоселенцев обеспечивала походная разъездная церковь. Приход, как обычно, сформировался ранее строительства церкви, и в самом начале 1912 года клир его был укомплектован. Сюда был направлен выпускник IV Московских пастырских курсов Иоанн Варчук, рукоположенный во священники. Псаломщиком был назначен Андрей Янковенко. К этому времени для церковнослужителей был отстроен причтовый дом. Он сохранился до наших дней (см. фото).
Предоставим слово дочери первопоселенца Анне Тимофеевне Марченко (в замужестве – Коржановской), 1901 года рождения: «Дом для церковнослужителей был на несколько квартир, вроде бы на четыре, и находился он метрах в пятидесяти от церкви. В самой большой жил батюшка. В тот год мне исполнилось 11 лет, когда ждали в селе приезда священника. Приехал он зимой, его привезли на лошади, в санях. В это время в квартире для священника жарко натопили печь. Сам он продукты, еду, приносимые в церковь прихожанами, никогда себе не брал, всё раздавал бедным. А вот приглашение в семью мог принять, побеседовать с людьми и поесть. И дома готовить ему помогала одна женщина. Батюшка очень любил детей, особенно безродных, сирот. Обувал и одевал их, кормил и помогал. Для села он был отрадой: придёт на поля, все оставляют лошадей, стоят и кланяются. Всех перекрестит и идёт дальше, далеко, а мы с уважением всё стоим, пока его видно. Добрый был, как родной батька. Бывало праздник церковный подошёл, надо убирать урожай, а мы сперва шли на службу в церковь и всё потом на полях успевали и всё родило: и пшено и кукуруза. Кроме того, священник всё освящал: и урожай и посадки. Все дворы он обходил самолично».

с. Булыга-Фадеево. Сохранившийся причтовый дом. Фото 2014 г.

с. Булыга-Фадеево. Сохранившийся причтовый дом. Фото 2014 г.

Как это нередко бывало, в период отсутствия храма службы шли в частном доме, и одновременно, уже с участием всего клира, продолжалось строительство церкви в центре села. Псаломщика А. Янковенко осенью 1913 года сменил переведённый сюда из Ивановской церкви и.д. псаломщика Никита Головко, к концу этого же года подавший прошение на перевод в Ширяевскую церковь.
К 1914 году церковь была построена и освящена в честь Успения Божией Матери (по данным страховых описей храмов на 1914 г. в РГИА, Ф 799. Оп. 33). Церковь строили деревянную, благо кедра хватало, небольшую, но относительно домов поселенцев заметную, и с колокольней (фото церкви пока не найдено). По описанию Матрёны Ивановны Колесниченко, родившейся в с. Сандагоу в 1914 году, церковь была очень красива, «в ней были красивые иконы, хорошее церковное убранство. Запомнился священник Варчук. Умело звонил звонарь Шишов…». На попечении священника была и церковно-приходская школа.
О церкви вспоминает и В.Н. Татьянина, внучка первопоселенцев и уроженка Сандагоу: «На клиросе пели, среди других певчих, две девочки, сестры Марченко — Анна Тимофеевна и Александра Тимофеевна. Это мои мама и тётя. Мама рассказывала: «Иконы в церкви были очень красивые в человеческий рост. А мы с сестрой Сашей на клиросе попоём, а потом моем, чистим в храме утварь, как умеем. Средств-то специальных не было и не знали их. Свечей для служб сначала не было, зажигали казанцы с маслом, такие же, какие горели в селе по хатам (казанец – маленькая-маленькая баночка с тряпочкой, в которую наливали масло, В.Т.). Вместо масла дома сало использовали, оно меньше чадило. Потом свечи стали лить сами, заливали воск в трубочку с верёвочкой. Подсвечников сперва не было, ставили свечи в пшеницу. В праздник все несли много всего в церковь, всё, чем были богаты, молились».
Село для тех времён было довольно крупным: по данным на 1915 год в нём уже было 94 двора и проживало 703 человека обоего пола, а также имелось около двух сотен лошадей и почти по столько же крупного рогатого скота и свиней. Возможно, из-за удалённости и бездорожья магазина здесь не было. По воспоминаниям старожилов, за покупками ходили 12 верст, в Чугуевку, посещали и проходившие там ярмарки. Медицинская помощь также оказывалась в волостном селе, хотя бывали и выезды фельдшера по сёлам. По воспоминаниям А.Д. Тыцик: «В 1918 году в село Сандагоу приезжала фельдшерица Фадеева, делать прививки от оспы, с ней был её сын Александр». Вот так незаметно появился в селе юноша, чьим именем, соединённым с партийной кличкой, в будущем будет названо это село.
Псаломщика Никиту Головко вскоре сменил псаломщик Михаил Попов из храма Рождества Иоанна Предтечи села Самарка. Но и он служил здесь недолго, его сменил Назарий Липецкий. В марте 1916 года тот был освобождён от своих обязанностей «за призывом его как ратника ополчения, в войска». Ему на смену был принят исполнять обязанности псаломщика крестьянин Стефан Иванцов, прослуживший до революционных событий.
Из воспоминаний А.Т. Коржановской: «Церковь была открыта каждый день, любой мог всегда туда зайти, помолиться, совета спросить. Её ежедневно староста топил и всем занимался. Священник вскоре из села уехал. Когда провожали его, стояли все на коленях и плакали. А у него была улыбка чистая как у птички, такой добрый и светлый». Летом 1914 года о. Иоанн был переведён, согласно его прошения, в Сысоевскую церковь и награждён набедренником, а его в июне того же года сменил Иаков Мащенко, выпускник уже V Московских пастырских курсов. Впрочем, частая смена священников и церковнослужителей была характерна для всего нового края.
В 1917 году, в связи с известными событиями, в ряде храмов Владивостокской епархии открылись вакансии, в том числе и в Сандагоуской церкви. Тем не менее, летом 1917 года сюда был назначен священником Пётр Кузнецов, срочно рукоположенный из заштатных диаконов. Он и стал последним священником Сандагоуской церкви из назначенных сюда руководством Владивостокско-Камчатской епархии. В этот же сложный период, в начале 1917 года заместителем церковного старосты был назначен Иоанн Олесик, потомки которого до сих пор живут в селе. Старостами и их помощниками обычно выбирали (с утверждением в духовной консистории) наиболее трудолюбивых и хозяйственных.
В селе после революции был всего один комсомолец, которому и выпала страшная доля по ликвидации сельского храма. Ему в помощь был придан еще один активист и в 1927-28 гг. они начали разбирать церковь. Однако второй комсомолец быстро от этого уклонился. Прошёл по церкви, залез на колокольню и спустился, отказавшись участвовать в разрушении храма. Первый активист так и разбирал её сам на глазах у собравшегося народа. Люди плакали и ругались. Что было делать? Получилось так, что люди невольно помогали разбирать церковь, поняв, что её не спасти. Всё что могли, забирали, уносили по домам. Когда сбили купол, то и его кто-то забрал. А того, кто порушил церковь, как это часто бывает, одолели горести. Впрочем, нетрудно ведь и представить, что ему народ тогда вольно и невольно пожелал.
Здание церкви, красивое и тёплое, по новой советской традиции было отдано под клуб. Психологически точно рассчитали демоны революции, что игрища и танцы в храме помогут быстрее сломить веру в душах православных. Клуб размещался здесь до 1956 года, пока не было построено для него отдельное здание. После клуба в бывшей церкви разместили контору сельпо. Тут сидели счетоводы (старожилы вспоминают счетовода Харитонову).

Освящение Поклонного Креста на месте Сандугоуского храма в ноябре 2013 г.

Освящение Поклонного Креста на месте Сандугоуского храма в ноябре 2013 г.

Прошло много десятков лет, даже село переименовано, а внучка одного из первопоселенцев, Тимофея Денисовича Марченко (прибыл в Сандагоу в 1907 году), Вера Николаевна Татьянина, о которой мы упоминали выше, взялась в 2010 году за восстановление прихода в селе. На месте, в селе, нужно было решить для начала главный вопрос – найти отдельное помещение. Здесь пришлось как нельзя, кстати, содействие главы поселения Михаила Ивановича Селищева, передавшего под временный храм здание бывшего колхоза «Улахинский маяк». Были у Веры Николаевны мысли и о строительстве в будущем храмового здания, и не где-нибудь, а на прежнем месте, но реалии нынешние не позволяют и мечтать об этом. Место давно занято чужим подворьем и у дороги стоит трансформаторная будка, перенос которой стоит немалых денег.
Средства на ремонт бывшей колхозной конторы пришлось собирать где придётся. Вот как вспоминает об это времени сама Вера Николаевна: «Собирали деньги по деревне. Кто-то ворчал: «И копейки ломаной не дам», кто-то давал, сколько мог. Кроме Селищева очень помог Вадим Николаевич Олесик. Он давал нам лес для ремонта здания. Поменяли двери, на окна поставили решётки, перестелили полы, сделали нужные перегородки, отделили алтарь, ризную, трапезную…. Всё как полагается». И с того же года здесь начались службы. Слово настоятелю храма, ныне протоиерею Анатолию Сафонову: «Пусть нечасто, но с того же 2010 года и до осени следующего, служили молебны, в том числе и водосвятные. Летом 2011 года, служили даже с владыкой Вениамином, архиепископом Владивостокским и Приморским, который приезжал в наши края. Потом пришло время и Божественной Литургии. А в конце 2011 года, когда к нам прибыл владыка Гурий, епископ Арсеньевский и Дальнегорский, службы на приходе ещё более оживились, в том числе и с его участием».
Сначала всё необходимое для служб возил с собой чугуевкий священник отец Анатолий Сафонов. Постепенно в храме стали появляться иконы от прихожан, а потом отец Анатолий привёз всё необходимое для обустройства и благоукрашения храма: иконостас и отдельные иконы, подсвечники, семисвечник в алтарь и т.д. Вера Николаевна, ставшая старостой прихода, на себе испытала, что это значит: всё приходское хозяйство обихаживает сама и к приезду священника готовится, и прихожан нужно приветить. Сама топит печь и моет храм, занимается с детьми. Храм открыт почти ежедневно (кроме понедельника). Посильно помогают и некоторые жители села, о которых староста говорит с неизменной теплотой: Александр Фёдорович Бритоусов, Любовь Яковлевна Скородумова и др.

Настоятель прихода о. Анатолий Сафонов со старостой В.Н. Татьяниной. Фото 2014 г.

Настоятель прихода о. Анатолий Сафонов со старостой В.Н. Татьяниной. Фото 2014 г.

В планах на первом месте, конечно, строительство новой церкви. За это нелёгкое дело берётся внук одного из последних церковнослужителей старого храма, всё тот же благодетель (и двоюродный внук Веры Николаевны) Вадим Николаевич Олесик. Вот такая преемственность поколений.
Вернёмся к юбилею первой церкви. В честь 100-летия Сандагоуской Успенской церкви, по благословению правящего архиерея, епископа Арсеньевского и Дальнегорского Гурия, 29 августа прошлого года (то есть, накануне у церкви был бы сотый престольный праздник – Успения Божией Матери!), был организован епархиальный Успенский крестный ход из Чугуевки в село Булыга-Фадеево. Его протяжённость составила 17,5 километров. В нем, кроме Преосвященного Гурия, приняли участие настоятель Чугуевского и Булыга-Фадеевского храмов протоиерей Анатолий Сафонов и клирик Кавалеровского храма Святых Царственных Мучеников иерей Алексий Куник, а также 110 прихожан. Конечной точкой пути стал Поклонный Крест в селе, установленный в прошлом году отцом Анатолием и освящённый владыкой Гурием на месте разрушенной Сандагоуской церкви и являющийся, по сути, Крестом-Заместителем храма. Войдя в село, крестный ход к нему и двинулся…

Успенский Крестный ход из Чугуевки в с. Булыга-Фадеево 29 сентября 2014 года.

Успенский Крестный ход из Чугуевки в с. Булыга-Фадеево 29 сентября 2014 года.

Далее в помещении, оборудованном временно под храм, впервые за истекшие почти 90 лет Преосвященнейший владыка Гурий соборно совершил всенощное бдение с чином Погребения Пресвятой Богородицы. Это празднование со слезами на глазах завершилось в тот день общей трапезой в местном Доме культуры. На следующий день Преосвященный владыка Гурий, в сослужении отца Анатолия и настоятеля Самарского храма отца Владимира Абрамова, отслужил Божественную Литургию. Завершил эти события замечательный праздничный концерт местных коллективов и заключительная проникновенная поздравительная речь владыки. Всё это вселило веру, что искра Божия это село и не покидала. Накануне крестного хода отец Анатолий привёз сюда новый, красивый 80-килограммовый колокол работы знаменитого Тутаевского колокольного завода.

Успенский Крестный ход у Поклонного Креста на месте Сандагоуской церкви.

Успенский Крестный ход у Поклонного Креста на месте Сандагоуской церкви.

Успенский Крестный ход у Поклонного Креста на месте Сандагоуской церкви.
И осталась надежда, что не за горами то время, когда жители села Булыга-Фадеево, построив всем миром новую церковь, помянут первых священников села, отцов Иоанна, Иакова и Петра (имена, как у апостолов!), всех церковнослужителей, а также ту, первую церковь, в которой крестились, венчались и получали последнее напутствие их деды и прадеды. А ещё пусть останется в их сердцах и душах, и передаётся потомкам по наследству, как самое ценное, память о их верующих, работящих предках, которые были здесь, фактически первопроходцами.
.
Л.В. Колодей, действительный член РГО,
историк Арсеньевской епархии