Владыка Гурий: «Господь не оставит нас…»

«Пульс-Северное Приморье»
№25 (1088), 17 июня 2020 года

Как тяжел нынешний високосный 2020 год! Невидимый невооруженным глазом, и в то же время смертельно опасный враг уже перечеркнул тысячи жизней, внес хаос в сферы, еще вчера казавшиеся незыблемыми, переиначил планы, мечты, надежды.

Кто-то назвал нынешнюю ситуацию новой реальностью, в которой нам надо научиться жить. Казалось бы, чего проще: быть в маске, не пожать при встрече руки, великие праздники провести дома. Но…

Но… есть ли смысл подчиняться новой реальности, не растратим ли мы в ней нечто очень важное и не потеряем ли себя? Обо всем этом наш внештатный корреспондент побеседовал с еписко­пом Арсеньевским и Дальнегорским Владыкой Гурием.

Хочу поблагодарить вас, Владыка, что согласились встретиться. Бесе­да с корреспондентом – это беседа с читателями, и среди них есть люди, которые в данный момент нуждаются в слове мудрого человека.

Я открыт для прессы, ведь газета – это спутник человека, окно в мир, помощник в делах и усилиях.

В этом году я встречала Пасху, как призывали патриарх и президент, дома. Телетрансляция из Храма Христа Спасителя на душу не легла, впечатление – вроде Пасхи и не было вовсе. На мой взгляд, невозможно ощутить грандиозность Воскресения Господня без крестного хода, пасхальных гимнов, освящения куличей и крашенок, звона колоколов. Понимаю, что монашескому укладу пандемия не помеха, поделитесь, пожалуйста, какою Светозарная ночь запомнится вам?

Для начала хочу заострить внимание на самом слове «пандемия». С греческого оно переводится «весь народ». То есть, это очень сильная эпидемия, распространившаяся по миру, повлекшая огромное число жертв. Пандемия испанки сто лет назад унесла примерно 50 миллионов жизней. Слава Богу, этого не наблюдается в связи с коронавирусной инфекцией. В целях предотвращения ее распространения были предприняты беспрецедентные меры, но порою они кажутся мне избыточными. В частности, результатом этих мер стали пустые храмы в главную в году Пасхальную ночь. Чем запомнится нынешнее Светлое Христово Воскресение? В кафедральном Благовещенском соборе в Арсеньеве на службе присутствовало непривычно мало людей – служащие епархии и немногие постоянные прихожане, которые не смогли усидеть дома. Соглашусь с вами, телетрансляция не заменяет живого Богослужения, не передает даже частицы той благодати и сердечной радости, которые испытывает молящийся в храме.

В этой связи приходит на ум обра­щение к пастве уральского схиигумена Сергия (Романова) – в достаточно резкой форме он предложил бойкотировать режим самоизоляции. Прав ли он, на ваш взгляд?

Игнорировать запреты власти, выходить на улицы, как призывал схиигумен, – это действия политического характера. Я считаю, не этим должен заниматься священнослужитель, и не поддерживаю его эпатажных заявлений. В чем он абсолютно прав, церковные таинства и соборную мо­литву нельзя перевести в цифру. Господь сказал: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18) То есть, Отец наш Небесный призывает в храмы, а не закрывает перед страждущими двери.

А как же указание патриарха запретить посещение храмов на период пандемии?

Многие неверно истолковали слова патриарха Кирилла. Святейший призвал воздержаться от посещения храмов там, где высока вероятность заразиться. Россия – страна огромная. Где-то коронавирус уже свирепствовал, в связи с чем мера выглядела оправданной, где-то ситуация не была опасной, и проводить или не проводить Пасхальные службы, решали правящие архиереи. Решение закрыть двери храмов в Арсеньевской епархии было принято гражданской властью, оперативным штабом по борьбе с коронавирусом. В настоящее время запреты сняты, на Троицу и Троицкую родительскую субботу верующие смогли посетить храмы, так будет и впредь.

За многовековую историю случались разные напасти: то холера, то чума. Закрывались ли в России храмы во время эпидемий? Или сведения об этом не дошли до наших дней?

Почему же не дошли? Доподлинно известно, что даже в периоды самых страшных эпидемий православные храмы не закрывались. Напротив, человек шел в дом Божий, обретая там душевные силы и исцеление от болезней. По искренней молитве людей эпидемии отступали. Однако, надо заметить, благодатный климат России с очищающими снегами и морозами уберег наш народ от многих напастей. А вот столице Византийской империи Константинополю в этом смысле не повезло: город построен на болотах, отчего его не обходила стороной ни одна эпидемия. В подобной ситуации император и патриарх, вельможа и простой ремесленник – все вместе шли к Кресту Господню и с ним (это называется изнесением Животворящего Креста) обходили водоемы, совершали молебны и освящали воду. В очередной раз наступало спасение.

Вы допускаете, что вирус послан нам во искупление грехов или как напоминание – Бог сотворил удивительный и прекрасный мир, а человечество делает все, чтобы его разрушить?

Конечно, Господь попускает нам болезни и бедствия в наказание за грехи, но и враг рода человеческого не дремлет. Сейчас мы много слышим про печать антихриста, геноцид человечества, введение его в цифровое рабство. Но, какие бы пакости не замышляли черные силы, как говорится в русской пословице, «человек предполагает, а Бог располагает». И святой нашего времени преподобный Паисий Святогорец говорит: «Всё идет к развалу, но последнее слово остается за Богом».

Когда случается беда, православный человек склонен искать утешение в вере. В нынешней ситуации вы заметили возросший запрос на веру?

Пока этого не видно, но многие люди начинают задумываться. Как говорится, «гром не грянет, мужик не перекрестится».

А сплотила ли нас нынешняя беда?

Скорее, наоборот. Мы всё больше и больше разъединяемся. Нам нет дела до чужой беды, нам безразлично, что кто-то потерял работу из-за карантина, кто-то больше не может платить за жилье и остался на улице. Кто-то даже наживается на общей беде, например, цены на медицинские мас­ки взлетели почти в десять раз.

Продолжается процесс расслоения общества, что порождает много разногласий, распадаются семьи. Поэтому сегодня, как никогда, важно умение слушать и слышать друг друга, умение находить компромиссы. Вера в Бога всегда объединяла людей. Надеюсь, что через скорби люди смогут переосмыслить свою жизнь и объединиться.

Сегодня много говорят, что после пандемии мир уже не станет прежним. Что, на ваш взгляд, изменится?

На самом деле мы точно не знаем, как всё будет. Будем молиться, надеяться на помощь Божию и в любой ситуации оставаться людьми. И Господь не оставит нас!

Готова ли церковь меняться в но­вой ситуации?

Церковь – это столп и утверждение истины, главная её задача – хранить эту истину на протяжении веков, что бы ни произошло. Поэтому суть церковной жизни должна остаться неизменной. А внешние проявления этой жизни могут меняться в зависимости от текущей ситуации.

Хочу узнать ваше мнение отно­сительно празднования Дня Победы. Нужны ли нам перенесенные парад и акция «Бессмертный полк», или все- таки «дорога ложка к обеду»?

Ко времени было бы лучше. В любом случае проигнорировать юбилейную дату нельзя, ведь для нас это не просто все­народно любимый, наполненный патриотическим смыслом праздник, для нас он государствообразующий. Тем более что именно 24 июня состоялся парад Победы на Красной площади в 1945 году.

Кстати, о патриотизме. Президент России Владимир Путин сказал, что «патриотизм не должен быть квас­ным, затхлым и кислым. Не надо все время хвататься за наше героическое прошлое, а надо смотреть в наше не менее героическое будущее». Что это, по-вашему, означает?

В приведенной вами цитате я не вижу противоречия: истоки патриотизма лежат, несомненно, в прошлом, а развитие – в будущем. Арсеньевская епархия проводит большую работу по патриотическому вос­питанию молодежи. Например, каждый год мы проводим конкурс школьных проектов «Герои Отечества». Ребята рассказывают о выдающихся людях нашей страны, наших подлинных героях. Но главным итогом этого конкурса является не победа, грамота или подарок, главное – патриотическое мышле­ние, осознание преемственности подвига в поколениях, которые приобретают не только финалисты, а все, кто так или иначе прикоснулся к теме. Это пример патриотизма, устремленного в будущее.

Грядет голосование по поправкам в конституцию. Как вы считаете, нужно ли в основном законе страны упомина­ние о Боге, и каковы ожидания РПЦ в этой связи?

Есть мнение, что упоминание о Боге нужно РПЦ. Но это заблуждение. На самом деле упоминание о Боге нужно государству и гражданам, поскольку этой поправкой подчеркивается связь с дореволюционной Россией, с более чем тысячелетней историей нашей страны. Никаких ожиданий в этой связи у РПЦ нет.

Православная вера всегда была в России доминирующей, новая конституция на законодательной основе уравнивает все конфессии. Что вы об этом думаете?

Если речь идет о поправке, текст которой звучит: «Российская Федерация, объе­диненная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии Российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство», то в ней просто говорится о Боге, не уточняя, Христос он или Аллах. Конечно, хотелось бы, чтобы в Конституции была отражена государствообразующая роль Православия.

Пандемия обострила частные проблемы многих людей. Владыка, если бы к вам обратился человек, впавший в уныние или оказавшийся на распутье, о чем бы вы сказали ему?

Приведу один реальный пример, он, к слову, получил научное обоснование. В 90-е годы в нашей северной столице резко подскочил уровень заболеваемости. Что же случилось? А случились известные события в стране: город Ленина утратил название, произошло крушение идеалов, хаос во всех сферах жизни, в умах. Все это вызвало волну страха, и когда она улеглась, показатель заболеваемости вернулся к прежней отметке. То же самое происходит и теперь. Коронавирус вызвал эпидемию страха. Но не надо бояться, надо в любой беде идти к Господу. Он никогда не оставит страждущего. Желаю всем читателям здравия телесного, душевного просвещения и крепкой веры в Бога!

Беседовала Елена Язовских, г. Арсеньев.

Просмотров: 80
vkontakte
vkontakte
facebook
elitsy
instagram