Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Обращаем внимание! С другими материалами за прошедший период Вы можете ознакомиться на старой версии сайта.

«Воинская служба Царю Небесному» ( + Фото)

«Воинская служба Царю Небесному»  — так про монашество сказал преподобный Нил Мироточивый. А мы затронули эту тему потому, что с благословения епископа Арсеньевского и Дальнегорского Гурия, удалось побывать в Иоанно-Предтеченском скиту, строящемуся в таёжной глуши Анучинского района.
Селянам мирским, далёким от религии, суть монашества непонятна, неизвестна, как, впрочем, и само предназначение этих людей, ушедших из привычного нам мира в какой-то непонятный свой. Сегодня многие монастыри открыты для туристов, но жизнь монахов там им никто не покажет. Потому для отдыхающих монахи – просто верующие люди в чёрных одеждах, живущие при храмах.
Несколько раз слышала вопрос: «Кто-то работает менеджером, моряком, поваром, а монахи не работают – читают молитвы и всё?». Если бы всё было так просто, у нас монашество стало бы самой популярной стезёй. Но тут закавыка есть одна – нельзя стать иноком ни по образованию, ни по хотению куда-то пристроиться. Монашество – это не работа, это образ жизни православных христиан, полностью посвятивших себя занятию молитвой и аскетическим подвигам. А как свидетельствует история, даже в годы своего расцвета монашество составляло всего полтора-два процента от всего населения страны.
Те, кто посещают православные храмы, пусть даже изредка, по праздникам, говорят, что монахини и монахи – настоящие верующие, стоящие ближе них на пути к Богу. У них свои правила жизни, и они молятся за нас, грешников.
Место силы
Свернув с гострассы на грунтовку в Нововарваровке, а потом и вовсе на какую-то лесную просеку, мы едем с иеромонахом Варсонофием в мужской скит на вечернюю службу. Завтра праздник – Усекновение главы Иоанна Предтечи. Почему не день печали? Это сложный вопрос, понятный только тем, кто верит в Бога и вечную жизнь души. Но об этом позже.
В 2012 году группа священнослужителей и монашествующей братии ездила по лесным тропам в поисках места для уединения и молитв. В один из дней они выехали из лесной чащи на большую поляну, где единодушно утвердили – здесь быть скиту. Иеродиакон и два послушника разбили палатки и стали первыми жителями этой светлой поляны и основателями мужской православной обители.

Автомобиль выскакивает из тени деревьев, и я не могу сдержать возглас удивления: огромная поляна со всех сторон «огороженная» лесом и сопками, трава по пояс и… просто сказочный рубленый терем с куполами! В наших лесах такого дива отродясь не бывало. Это место, называемое местными «вертолётка», и есть скит. Красота, благодать, место уединения, место силы духа и разума.


Монашество возникло в III веке в Египте и в Палестине. Основателем пустынножительства и иночества является преподобный Антоний Великий. Основателями русского монашества считаются преподобные Антоний и Феодосий Печерские, создавшие в XI веке Киево-Печерский монастырь. Монахов в России часто называют иноками (от «иной»)
Монах (греч. один) – христианин, всецело посвятивший себя Богу через принятие обетов послушания, нестяжания и целомудрия. Принятие обетов сопровождается постригом волос в знак служения Богу и именуется постригом. Готовящийся к постригу в рясофорные монахи и проходящий испытание в монастыре, называется послушником.

Монашество делится на три последовательные степени в соответствии с принятыми обетами:  рясофорный монах (рясофор) – подготовительная степень к принятию малой схимы; монах малой схимы принимает обет целомудрия, нестяжательства и послушания; монах великой схимы или ангельского образа (схимонах) принимает более глубокую степень отречения от мира. Это высшая ступень православного монашества


Скитоначальник монах Давид
Сразу поясню: монастырь или скит – это не отдельное здание или храм, это вся территория, на которой находятся строения и живут православные христиане. Монастырь – уединённое жилище – место подвигов монахов, соблюдающих единый устав. В монастыре людей много, там монашество живёт общежитием. Скит, как правило, строится вдалеке от поселения, это уединённый монастырь с небольшим количеством монахов и более строгим, чем в общежительных монастырях, уставом жизни.
Вся территория Иоанно-Предтеченского скита – большая строительная площадка. Небольшие домики, похожие на гостевые на базах отдыха, это кельи, где живут монахи. Бревенчатые стены келий из сибирского кедра красит Павел. Он не монах, не послушник, студент арсеньевского филиала ДВФУ, но всё свободное время проводит здесь. Это он выкрасил в конце лета весь храм.
Тех, кто работает здесь благотворительно (по православному — во славу Божию), называются трудниками, это самая первая ступень на пути к монашеству. Многие так и остаются просто добровольными помощниками, приезжая сюда за укреплением духа и очищением. Некоторые решаются сделать второй шаг – стать послушниками.
Вежливо, но настороженно принимает меня отец Давид. Здесь территория мужская, устав не велит женщинам находиться без особой нужды. Ему мой журналистский интерес совсем не интересен, он далёк от мирского суетного бытия. Не совсем обычным монахом показался он мне изначально. Пригласив нас на кружечку чая, рассказывает об отличном помощнике – поваре, который в небольшом домике, типа баньки, готовит на всех одновременно три блюда и успевает ещё варенье сварить. А в миру человек чуть не погиб, снедаемый пороком пьянства.
В тридцать лет отец Давид, спасая душу, решил посвятить свою жизнь Богу. Три года назад попал сюда послушником. Здесь принял монашеский постриг малой схимы. А до монашества кем он был? Лучше не вспоминать, что было до этого срока, говорит монах. Слава Богу, что в тридцать попал в хорошие руки. Бывший военный офицер, выросший в верующей семье, рано потерявший маму, прошедший лихие годы перестройки в круговерти бизнес-разборок и передела собственности.
Когда остановился, упёрся в стену тупика, встретился на пути хороший человек: духовным наставником его стал архимандрит Наум.
Два года провёл он в Троицко-Сергиевой лавре, крупнейшем православном мужском монастыре России, расположенном в центре Сергиева Посада Московской области. Следуя правилу VI Вселенского Собора, никакой прежний моральный образ жизни не препятствует христианину оставить мир и вступить в монашество ради исправления и спасения души. И он этот путь выбрал.
— Угощайтесь, чай у нас травяной, варенье своё, хлеб по особому рецепту пекут, — приглашает к столу отец Давид. – У нас, конечно, этикета нет и посуда простая, но еда вкусная.
Действительно, грушевое варенье с монастырским хлебом и чай из иван-чая, да на свежем воздухе, в таком месте непростом: хлеб не ем, но тут угостилась и с удовольствием, нет, не поела – отведала. Вокруг засуетились дикие осы, но на нас они внимания не обратили никакого, только на варенье. Монах Давид ос не любит – разбойники они, ничего полезного не делают, только воруют.
Как выглядит пустынь?
Мы идём с иеромонахом Варсонофием, назначенным епископом Гурием для совершения богослужений священником, по территории скита. Центр его, конечно, храм. В 2012 году здесь залили только фундамент, по особой технологии, очень прочный. Жили в вагончике. По выходным ездили в Анучино на службы. И на своей территории, в своей пустыни молились неустанно.
На следующий год прибыла бригада православных зодчих, которая без гвоздей, по старорусской технологии, сложила половину сруба. Я смотрю на огромные брёвна и не понимаю, как их закатывали наверх? Ровные, совершенно одинакового диаметра, брёвна при ближайшем рассмотрении хранят насечки плотницкого топора: не на станке заводском ровнялись, а топорами мастеров, которые вместе с монахами постились, молились, причащались. И работали от зари и до поздней ночи, иногда с прожекторами. Электричество здесь тоже есть, но пользуются им только при острой необходимости.
В прошлом году следующая бригада зодчих завершила строительство храма под крышу, установив купола с крестами. У братии уже есть своя котельная, тепло в трубы и радиаторы приходит с нагретым тосолом. Строится баня, трапезная, дом для путников и трудников, другие подсобные помещения. Есть очень красивая по оформлению деревянная беседка со столом в центре и лавками со всех сторон. Глядя на неё, у меня всплыли слова – «Тайная вечеря», место, где будут собираться и обсуждать свои вопросы бытия насельники, располагает к неспешной беседе.
Жизнь в скиту — средняя форма монашеского подвижничества между общежитием и уединенным отшельничеством. Потому келий тут строят немного. Здесь должна быть, выражаясь церковным языком, пустынь, чтобы ничего не отвлекало от молитвы.
Живут рядом с монахами кошки, которые летом питаются самостоятельно и ходят сами по себе. А зимой им устраивают жилище и кормят, как домашних. А вот собак в этой пустыни нет. Отец Варсонофий подтверждает ранее услышанное мной: собаки в святых местах не приветствуются. И даже наличие в округе диких животных не может изменить это правило.
Рядом, под сопкой, протекает ручей, где водятся хариусы. В скитах разрешено есть рыбу четыре дня в неделю, если нет поста. Вырыли ещё небольшой пруд, запустили туда карасей, на следующий год с рыбой проблем не будет. А на вопрос «Как долго продлится строительство?», монахи дружно ответили, что строительство – процесс бесконечный.
Святая святых
Пока не началась вечерняя служба, мне позволили посмотреть храм изнутри. Открываю тяжёлые двери и окунаюсь в запах свежего дерева, еловой и кедровой смолы и ладана. Как-то так получилось, что вошла я не с центрального входа, попала сначала в правый придел. На стенах, подоконниках, батареях – иконы, процесс их размещения ещё не закончен. Иконы старинные, многие имеют мощевики (ёмкость для хранения частиц мощей, изображённых на иконе и вставленных под стекло). Здесь — мощи старцев Оптиной пустыни, Валаама, Матроны Московской и других святых. Нашла очень точные слова про всё увиденное – это «исполненная благодати и обладающая даром чудотворения святыня».
В центральной части храма, где проходит служба, есть и аналой, и Алтарь, и Царские врата, и диаконские. Нет ещё икон в иконостасе, который является чертой между земным и небесным, одни перекладины пока. Иконы пишутся конкретно для этого храма и на иконостас, и на верхний свод (небо), состоящий из шести частей.
Я не знаю, как называется вся утварь и мебель, но очень красивые резные столики, подставки, шкафчики и даже несколько объёмных деревянных икон. Но самое главное – здесь как-то отделяешься от мирских забот, просто переходишь в состояние мысли, которая родилась в голове, выпорхнула и свободно парит. Странное состояние лёгкости…
Накануне в скиту появился ещё один иеромонах – Власий. Как пошутил отец Давид – из шаталовой пустыни, на самом деле – из Енисейской епархии, из Сибири! Прознал про новый скит, пришёл помочь. Не понравится – пойдёт дальше искать духовного приюта. А пока священники, монах и остальные насельники готовятся к вечерней службе: надевают специальные, положенные по сану, одежды, воскуривают ладан в кадиле, пробуют голос, книги открывают и расставляют в нужном порядке…
Почти четыре часа шла служба. Монахи и насельники усердно молились. Я, дабы не мешать, находилась в левом приделе, за стеной. У восточной стены стол с кануном — место, где ставят свечи за упокоение усопших. Над головой на стене — небольшая иконка Матроны с землёй, освящённой на мощах блаженной.
Отец Варсонофий, завершая богослужение, на проповеди отметил почему усекновение главы и смерть называется праздником: печально, что Иоанн Предтеча покинул этот мир, но его душа освободилась и вознеслась в Царствие Небесное, в вечность. Переход в мир бестелесный и есть праздник, праздник победы над тленом и смертью, ибо душа нетленна и вечна.
На брёвнах сруба аккуратные следы топора, пенька между брёвен, мелкие опилки, застрявшие между полом и стеной. За окном — уходящий в небытие день. Не заметила, как пролетело время, не устала даже, выстояв службу. Прикоснулась к чему-то малознакомому, недосягаемому, но притягивающему, ибо смягчается тут душа, становится легче, и словно крылья появляются…
Мне пора уезжать домой. А насельники после трапезы будут выполнять обязательные молитвенные правила, ежевечерний крестный ход, а скитоначальник и в ночи продолжит свои молитвы о спасении своей грешной души и всего мира. И рано утром, до восхода солнца, начнут здесь день с поста и молитвы, в память о святом Пророке Иоанне Предтече.
Невидимые ворота закрываются. Теперь попасть в скит любой женщине можно только один раз в год – на престольный праздник храма – в день Рождества Иоанна Предтечи – 7 июля.

По материалам православных сайтов
подготовила И. Малахова

.
Просмотров: 457
Патриарх Сербский Павел
И себе, и другим говорю: кто угодно может меня унижать, но унизить меня может только один на свете человек – я сам. Когда это поймешь, приобретаешь внутреннее равновесие, покой.
Патриарх Сербский Павел
Православие.Ru
 
vkontakte
vkontakte
facebook
elitsy